Трактат о любви, как ее понимает жуткий зануда

Все действительное — разумно, все разумное — действительно.
/Г.Гегель/

Истинное знание — знание причин.
/Галилео Галилей/

О чем речь?

— Как предохраниться от беременности?
— Пейте «Нарзан».
— А когда пить, до или после?
— Вместо.

Попытки общества просветить молодых (и не очень) людей в половых вопросах, на мой взгляд, крайне однобоки. Широко освещаются вопросы техники секса, предохранения от беременности и заболеваний. О да, обсуждать технику секса чертовски приятно, но, между тем, большинство трагедий на сексуальной почве происходит не из-за того, что делается это не так, как нужно, а из-за того, что не с теми, с кем нужно. Между тем, про выбор партнера обычно говорится вскользь, бессистемно, противоречиво, и в силу субъективной и чисто умозрительной аргументации, неубедительно. Фактически все сводится к рекомендации съесть пуд соли и пить нарзан. Однако, скушанный пуд соли — еще не гарантия, что дальше все будет хорошо, и с другой стороны, пока его кушаешь, можно упустить не один, действительно подходящий вариант.

В течение всей писанной истории человечества считалось желательным доверяться в выборе чувству любви, а в последние десятилетия и того более — любовь, как заклинание, стала противопоставляться минутным увлечениям, считаясь как бы гарантией безошибочности выбора. Однако, до сих пор строго не доказано, что это доверие оправдано — ведь разница между «большой» любовью и минутной симпатией чисто количественная, а не качественная. Вместо этого объясняются и красочно описываются возникающие при этом ощущения, но коренная логика этого явления остается за кадром, или просто отрицается, относимая к чему-то сверхъестественному. Не следует искать тайну там, где ее нет — все эти иррациональности любви на деле вполне рациональны, логичны, и по-своему разумны. Для того, чтобы увидеть эту рациональность, необходимо только лишь перейти к другой системе координат — от цивилизованной к первобытно-стадной.

Ниже я попытаюсь показать, как это сделать, и доказать корректность такого перехода. Конкретно, речь пойдет об инстинктивных основах брачного поведения людей как биологического вида. Сам процесс совокупления рассматривать не будем. Нас также не будет интересовать и собственно чувство, то есть те ощущения, которые испытывает влюбленный человек, и физиологические механизмы их возникновения.

Убежден, что знание этой логики вовсе не обеднит восприятие любви, как прекраснейшего из чувств, подобно тому, что знание устройства цветка не мешает ботанику восхищаться его красотой, а знание законов гармонии и устройства инструмента не мешает (и даже наоборот, помогает) музыканту наслаждаться исполнением шедевра.

Инстинктивные основы поведения изучает наука этология, однако популярных публикаций на тему этологии брачного поведения людей практически нет, и я надеюсь, что данная статья этот пробел в какой-то мере восполнит.

А зачем, собственно, размножаться?

Кто в этот мир пришел, того печаль понятна —
В небытие вернуться должен он обратно.
/Омар Хайям/

В течение жизни любого живого существа генетический материал постепенно искажается, в нем накапливаются ошибки, в результате чего организм столь же постепенно снижает жизнеспособность и, в конце концов, умирает. Мы не будем рассматривать другие теории старения, так как это выходит за рамки нашей темы. Феномен размножения известных нам живых существ состоит в том, что потомки получают гены, практически свободные от этих накопленных ошибок. В противном случае дети бы наследовали от родителей не только особенности строения тела, но и… возраст, и смена поколений очень быстро бы заглохла, а вернее просто бы не возникла.

Короче говоря:

  • Размножение — способ очистки генетического материала от искажений, то есть как бы способ жить вечно.

Почкование и половой процесс

Умножение лучше всего производить делением.
/из разговора двух амеб/

Вегетативное размножение сводится к простому делению клеток, но процесс деления клетки при всей его внешней простоте очень сложен. Генетический текст при этом не просто раздваивается. После раздвоения хромосомы очень хитро обмениваются различными своими участками, в результате чего дефектные гены исключаются и не передаются потомкам. Лишь после этого клетка разделяется на две части. Однако довольно велика вероятность того, что повредятся все экземпляры гена в спиралях хромосом, и взять неповрежденный будет негде.

Чтобы исключить (или сильно уменьшить) эту вероятность, природа и пришла к половому процессу. Коренное отличие его от вегетативного состоит в том, что обмениваются участками два неидентичных генетических набора, взятых от разных особей, в которых практически отсутствуют совпадающие повреждения генов. Кроме того, открывается возможность комбинировать в потомках свойства и признаки, полученные от разных родителей, что облегчает приспособление к меняющимся условиям внешней среды.

За преимущества полового процесса приходится платить. Вегетативный проще в осуществлении, и надежнее, поэтому многие живые существа практикуют и то, и это. К половому процессу обычно прибегают при ухудшении условий жизни, когда учащаются ошибки в генах, да и необходимость что-то менять в жизни становится более очевидной. Когда все хорошо, то просто делятся.

Короче говоря, половой процесс

  • несмотря на сложность в осуществлении, обеспечивает более качественную очистку генетического материала при смене поколений;
  • порождает большее разнообразие свойств и качеств особей вида, что дает преимущества при адаптации к условиям внешней среды.

О гермафродитах и эволюции способов размножения

Не умножай сущностей без необходимости.
/Вильям Оккам/

В половом процессе должны участвовать две разные особи, но ниоткуда не следует, что они должны быть разного пола. Гермафродиты практикуют половое размножение, но пол у них только один! Каждая особь-гермафродит имеет полный комплект половых органов, то есть с равным успехом может выполнять роль как «самца», так и «самки», и нередко делает это одновременно. Например, некоторые виды улиток копулируют большими группами, соединившись в длинные ленты и кольца.

Гермафродитизм совсем даже не плох. Он надежнее и проще, чем раздельнополость. В самом деле, если бы мы с вами были в норме гермафродитами, то наша брачная жизнь сильно бы упростилась, причем вряд ли бы обеднела. Судите сами: помимо двукратного роста шансов найти себе спутника жизни, мы бы имели и как минимум упрощение самой процедуры знакомства и ухаживания. Почему же тогда однополые не господствуют на земле? А вот тут начинается самое для нас интересное…

Жизнь зародилась на Земле около 3-3,5 миллиардов лет назад, и первоначально размножалась вегетативно. Момент «изобретения» полового способа точно не известен, однако первые многоклеточные организмы, появившиеся около 800 миллионов лет назад, половой способ уже использовали, хотя бы изредка. Из тех, дошедших до нас организмов (улиток, червей, …), большинство — гермафродиты, то есть однополые явно появились раньше. Их господство заканчивается в силурийский период (около 400 миллионов лет назад), а вместе с ними заканчивается господство однополого размножения. С тех пор господствует раздельнополое — оно явно дает видам какие-то важные преимущества. Какие?

Одно из этих преимуществ самоочевидно. Некоторые гермафродиты имеют возможность совокупляться сами с собой, и, в отличие от онанистов, иметь от этого потомство. Естественно, что такой предельный инцест противоречит смыслу полового процесса, и должен быть как-то предотвращен — такое «половое размножение» мало отличается от вегетативного. Впрочем, истинные гермафродиты самосовокупляются редко, и, как правило, по очень уважительной причине — другой особи в пределах досягаемости просто нет. В противном случае срабатывают какие-то механизмы исключения самооплодотворения. Изначально, специализация полов — один из этих механизмов, однако одного этого явно мало, чтобы потеснить гермафродитов…

О разнополых и половом отборе

— Ты меня любишь?
— Да!
— Ах, ну где же эти пчелы?..
/из разговора двух цветков/

После старика Дарвина как-то принято считать (отчасти вопреки его мнению), что естественный отбор основан на спонтанной, случайной гибели существ, недостаточно приспособленных к условиям жизни. Такой отбор, в сочетании с изменчивостью, назвался двигателем эволюции. Между тем, такой способ отбора крайне неэффективен. Сам человек, выводя новые породы животных или растений, действует гораздо более результативно и достигает результатов за несколько поколений выводимых животных или растений, а не за сотни тысяч лет. Сущность такой селекции состоит в сознательном отборе родителей исходных пород, несущих желаемые качества, и, соответственно, недопущении размножения других особей, желаемых качеств не несущих. Умерщвлять этих аутсайдеров, вообще говоря, не требуется. Какой гуманизм, а? Кроме того, остается еще возможность исправить «судебную ошибку», если таковая произойдет.

Очевидно, что использование самой природой подобных методов селекции способно резко ускорить темп эволюции, тем самым улучшив адаптивность видов к меняющимся условиям жизни. Но как же природа могла бы это реализовать на практике? Ведь для этого необходим некий Судья, принимающий решения о том, кто достоин, а кто — нет. Проще всего, конечно, привлечь гипотезу о существовании Бога, но это будет лишь уход от ответа. Вполне допустимо, чтобы этот Судья был не один, главное — чтобы все они судили более-менее однотипно.

А судей много, и называются они самками. Именно они выносят вердикт — кому из самцов продолжиться в потомках, а кому — нет. Поэтому такой отбор называется половым. Известно, что сам Дарвин придавал большое значение половому отбору, но это почему-то не нашло должного отклика у других ученых.

Возможен ли половой отбор у гермафродитов? Представим себе такую особь-гермафродита, которую следовало бы отбраковать как производителя. Вот отказывают ей все, отказывают, отказывают — но натыкается она на вторую такую же бедолагу, и… как-нибудь они договорятся. У разнополых существ один отверженный самец другому такому же в рождении потомства не поможет, а отверженных самок в животном мире не бывает. Ведь одного самца бывает достаточно для оплодотворения многих самок (исключения вроде богомолов единичны), причем предела своей потенциальной плодовитости он, как правило, далеко не достигает. Поскольку количество самцов в популяции обычно примерно равно количеству самок, а следовательно, их оплодотворяющие возможности в популяции сильно избыточны, то самки практически всегда имеют более или менее широкий выбор оплодотворителя. Он может быть замаскирован, но тем не менее всегда имеет место.

Исключать самок из процесса размножения с целью отбора слишком рискованно, так как их нерожденных детенышей другая самка не родит — она своих-то детенышей рождает столько, сколько может, а тут еще за кого-то там другого… То ли дело самец! Не зачатых именно им детенышей с удовольствием зачнет другой, да и еще не откажется…

На практике так оно и есть. У морских котиков 1/6 всех самцов оплодотворяют 5/6 всех самок, остальные вынуждены делать вид, что не очень-то и надо… Еще более резкие диспропорции наблюдаются у морских львов, где 4% самцов обеспечивают 88% спариваний! Такая картина типична для всех стадных животных. Среди самок животных, живущих парами (особенно среди птиц) распространена привычка оплодотворяться до образования пары (семьи). А бывает, что и после, но от другого самца, причем нередко на виду у «законного мужа». То есть пара образуется как бы для ведения хозяйства, а оплодотворение нередко происходит по вполне стадным законам. Кроме того, самцов обычно рождается чуть больше, чем самок (и тем больше, чем хуже живется виду!). Все это оставляет пространство для выбора даже у строго парных животных.

Растения, даже двудомные, практически не в состоянии производить такой отбор (смотрите эпиграф), поэтому полная раздельнополость (двудомность) в растительном мире так и не стала преобладающей, и сохраняется видимо только как один из способов предотвращения самооплодотворения. Таким образом, разделение полов предполагает в какой-либо форме явную или скрытую копулятивную полигинию, а фундаментальный принцип раздельнополого размножения — принцип незаменимости самки. Для ускорения отбора и придания ему целенаправленности какая-то часть потентных самцов обязательно будет исключена из процесса размножения с соответственным ростом доли остальных.

Из принципа незаменимости самки следуют принципиальные же отличия поведения самок и самцов. Поскольку самки представляют гораздо большую ценность для популяции, а самцы рождаются в объективно избыточном количестве, следовательно, их персональная ценность для вида гораздо ниже. Это обстоятельство закреплено в соответствующих инстинктах, требующих от самок проявлять осторожность, избегать риска, заботиться о себе и требовать заботы о себе от окружающих. В рамках этого инстинкта, к примеру, женщины более эгоцентричны, и больше доверяют интуиции и чувствам, чем логике. Интуиция и чувства основаны на практическом опыте, в том числе всего вида, то есть как бы проверены практикой, а потому подсознательно считаются ими чем-то более надежным. Далее мы будем не раз к этой теме возвращаться, а в конце рассмотрим ее подробно.

Короче говоря:

  • Раздельнополое размножение обеспечивает резкое ускорение естественной эволюции путем организации эффективного полового отбора, в ходе которого часть самцов целенаправленно отсеивается.

О разнообразии и риске

Без рожденных ползать летать не могут.
/приписывается Максиму Горькому/

Если все особи вида будут похожи друг на друга, как гайки на конвейере, то вся суета с выбором будет лишена смысла. Чтобы выбор имел смысл, необходимо должное разнообразие особей вида. Конечно, за сотни и тысячи поколений вполне можно сформировать некий оптимум качеств, который обеспечит наибольшую жизнеспособность каждой особи, а значит и вида в целом, но…

Дело в том, что условия, в которых существует вид, отнюдь не постоянны, и в какую сторону они изменятся завтра, природа, несмотря на всю свою так называемую «мудрость», предугадать никак не может. Именно для этого необходимы особи с набором качеств, в данных условиях неоптимальных, ненужных, и быть может вредных. Ведь если условия изменятся, то какие-то из этих качеств могут оказаться очень кстати. Порождая таких особей, природа рискует — они в данный момент менее жизнеспособны, но рисковать нужно, ибо кто не рискует, тот не выигрывает. Иного способа «предсказывать будущее», кроме слепого поиска наугад, природа не знает, что бы ей ни приписывали.

А как бы еще свести к минимуму нежелательные последствия этого риска? Как сделать так, чтобы последствия этих хаотических экспериментов, большей частью невпопад, не угрожали жизнеспособности всего вида в целом? Элементарно! Нужно только, чтобы самки по возможности от оптимума не отклонялись, а объектами экспериментов были самцы. Ведь неподходящих самцов можно смело отбросить, не опасаясь, что это уменьшит количество детенышей во всей популяции. И наоборот, немногие выдающиеся самцы могут в принципе стать отцами всех детенышей популяции.

Давно замечено, что соотношение новорожденных самцов и самок сильно зависит от условий существования вида. В неблагоприятных условиях увеличивается доля самцов. Таким образом увеличивается разнообразие, ускоряется и ужесточается отбор, а тем самым и адаптация вида к новым условиям. В благоприятных — доля самок, что создает условия быстрого роста численности вида.

[Увеличивается доля самцов, ужесточается отбор и… слабые остаются за бортом. Если вы хотите, чтобы женщины жаждали именно вас и желали потомство только от вас, научитесь играть на женские инстинктах на практических пикап тренингах Академии Знакомств.]

Короче говоря:

  • Для повышения эффективности полового отбора самцы, как объекты выбора, должны обладать большим разнообразием свойств и качеств (вплоть до явной неоптимальности отдельных особей), чтобы покрыть как можно более широкий спектр возможных потребностей вида.
  • Это разнообразие (в силу невозможности для стихийной эволюции осмысленного предсказания будущего) может быть только хаотически случайным.
  • Самкам же чрезмерное разнообразие ни к чему — это рискованно, а реализовать преимущества этого разнообразия не удастся (в силу небольшого количества потомков одной самки).

О базисе брачной стратегии

Лекция в зооветеринарном институте:
— Хороший бык-производитель должен совершать до двенадцати совокуплений в сутки…
Женский голос с первого ряда:
— Повторите это погромче для последнего ряда!
Мужской голос с последнего ряда:
— Простите, это с одной коровой или с двенадцатью?
— Конечно с двенадцатью!
— Повторите это погромче для первого ряда!

Почему, стремясь друг к другу, мужчины и женщины никак не могут друг друга найти? А потому, что поиск ведут в разные стороны, ибо имеют разные цели своих устремлений. Более того, это стремление друг к другу отнюдь не безусловно дружелюбно, и подобно поведению людей на рынке. Продавец и покупатель тоже стремятся друг к другу, но оба они стараются извлечь из сделки максимальную личную выгоду, часто невзирая на возможные убытки другой стороны. Природе, увы, чужды сантименты…

Как уже было сказано, принцип разделения полов предполагает, что небольшая часть самцов оплодотворяет большую часть самок, вынуждая таким образом, большую часть самцов изображать неисправимых холостяков. Такая стратегия позволяет быстро закрепить в потомстве появляющиеся полезные признаки, избавляя самок от репродукции ненужных генов. Для этого необходимо, чтобы самцы и самки вели себя существенно различно при поиске брачного партнера.

Любой самец должен стремиться к максимально частой смене самок, как бы предполагая себя носителем уникально-полезных генов. Представим себе, что у некоторого мужчины появился каким-то образом ген устойчивости, например, к СПИДу. Крайне важно этот ген срочно распространить в популяции как можно шире! А он, гад, верен только одной женщине. Сколько она может ему родить? Ну 10, максимум 20 детей, и по законам генетики этот ген получит только половина их. Это же преступление перед видом! А вот если себя вести подобно султану, то вполне можно народить 1000, и на пределе, пожалуй, до 2000 детей. Это уже кое-что… Так что общественное мнение не зря так сдержанно относится к мужской неверности — такова инстинктивная программа, и с биологических позиций очень, надо сказать, здравая. Самец не должен ограничивать своей половой экспансии — на это есть самки.

Таким образом, инстинктивная цель брачного поведения мужчин — больше женских тел, хороших и разных.

А если такой уникальный ген обнаружится у женщины? Как она должна вести себя, чтобы этот ген, так сказать, не канул в Лету, а наоборот, закрепился и размножился? В принципе, можно тоже увеличить количество детей, но увеличится ли оно от интенсивной смены мужчин? Разумеется нет, но от этого может существенно пострадать их (детей) качество! Не зря общественное мнение с гораздо большим осуждением относится к женской неверности — женщина, неразборчивая в половых партнерах, не заботится тем самым о качестве своих детей! Мужчина, пристроивший свои гены к некачественной женщине практически ничего не теряет — если завтра подвернется качественная, то он пристроится и к ней. Женщина же, зачавшая от некачественного мужчины, может исправить свою оплошность очень нескоро (природа не предполагает абортов), и вообще, число такого рода попыток чаще всего очень ограничено. Чтобы понадежней закрепить свои гены в потомках, женщина должна усилить строгость отбора претендентов, чтобы не разбавлять свои, предположительно уникальные, гены чем попало. Но чтобы было из кого выбирать, она должна нравиться по возможности всем мужчинам. И чем большему количеству мужчин она нравится, чем больше у нее воздыхателей, тем шире ее выбор. Идеал — влюбить в себя всех, но подпустить — одного, а может быть, даже и никого. Само совокупление при этом — едва ли не досадный побочный эффект процесса соблазнения.

Итак, цель инстинктивной брачной стратегии женщин — больше мужских сердец, хороших и разных.

А завладев сердцем мужчины, женщина может утратить к нему активный интерес, придерживая его только для коллекции. А тем временем соблазнять следующих.

[На практических пикап тренингах Академии Знакомств вы в реальных условиях научитесь соблазнять женщин, воздействуя на их инстинкты. Если природа говорит вам «больше женских тел, хороших и разных», то незачем более изображать из себя холостяка по призванию.]

Следует подчеркнуть, что здесь обрисован лишь базис различий брачной стратегии. Ниже мы рассмотрим инстинктивные факторы, заполняющие этот базис конкретным содержанием. Итак:

  • Для реализации преимуществ полового отбора самцы стремятся к максимально возможному количеству совокуплений — они, так сказать, борцы за количествопотомства, ибо количественно их плодовитость практически не ограничена.
  • С той же целью самки, имея количественно ограниченную плодовитость, стремятся к наивысшему качеству рождающегося потомства. В силу этого именно они являются выбирающим субъектом, а стало быть, заинтересованы в максимальном расширении количества потенциальных партнеров, из которых легче выбрать наиболее «качественного», отвергнув остальных.

О нашем первобытном «я»

Во мне два «Я» — два полюса планеты,
Два разных человека, два врага.
Когда один стремится на балеты,
Другой стремится прямо на бега…
/Владимир Высоцкий/

Человек, как известно, относится к отряду приматов, виду homo sapiens. Классификационное родство с другими приматами определяется большим или меньшим сходством генетического материала, внешне выражающимся в сходстве строения тела. Например, гены человека и шимпанзе совпадают более чем на 95%. Однако видообразующие признаки — не только особенности строения органов, но и поведение, повадки (приемы охоты, защиты, брачные ритуалы, и многое другое).

Раз уж все видообразующие признаки жестко передаются по наследству (на то они и видообразующие), то присущее виду поведение тоже передается по наследству. Например, способность делать стойку для собак охотничьих пород передается по наследству, и связана именно с охотничьими породами. Еще пример инстинктивно-обусловленного рефлекса — опускание глаз, как признание своего подчинения другой особи, характерен для приматов, включая человека. Псовые (собаки, к примеру) в этой же ситуации поджимают хвост. Такое унаследованное поведение принято называть инстинктивным, а отдельные его компоненты — инстинктами. В отношении инстинктивных поведенческих программ используется также термин «врожденная модель поведения». Такой интересный для нашей темы инстинктивный акт, как поцелуй, — часть врожденного брачного ритуала приматов, произошедший от ритуала кормления.

В какой степени все это относится к человеку? Ведь у человека есть разум, какие-никакие законы, что в принципе делает необязательным следование инстинктам. Однако человек приобрел современный облик и стал по настоящему разумным лишь около 30-40 тысяч лет назад, и только 5-7 тысяч лет длится историческая эпоха. Между тем, эволюция приматов начиналась где-то в третичном периоде, около 20-30 миллионов лет назад, а такие важные инстинкты, как подчинение стадной иерархии, вообще существуют едва ли не столько же, сколько существует жизнь.

Разумеется, за столь короткие эволюционные промежутки времени инстинкты не могут исчезнуть — они формируются естественным отбором медленно и постепенно, как и морфологические признаки, и исчезают столь же медленно. Так что инстинкты не спрашивают, может ли человек без них обойтись. Они просто включаются, когда сочтут нужным. Нелогичная и необъяснимая с рассудочных позиций инстинктивная мотивация очень логична и объяснима в первобытной системе координат, и была целесообразна в первобытные времена. Однако современной обстановке реализуемое инстинктами поведение далеко не всегда адекватно, и мы часто недоумеваем, как зла и слепа бывает любовь…

Обезьяньи инстинкты будут жить в нас, пока мы с вами относимся к отряду приматов, ибо они прочно записаны в генетическую память. Если человечеству удастся избавиться от каких-то важных обезьяньих инстинктов и закрепить это в генах, то человек уже будет относиться к другому виду, и возможно, даже выделится из отряда приматов. Развитие человечества потребовало иных, чем первобытно-стадные, форм «брака», но инстинкты так просто из подсознания не исчезают, и продолжают действовать, хотя их время, возможно, уже давно ушло.

Рассудок индивида не может как-то изменить его же инстинктивные программы; более того, он даже не знает об их существовании! Он может лишь им не подчиниться в каких-то случаях, но в следующий раз инстинкт захочет сделать то же самое. Низший уровень подсознания — инстинкты, доступные ему программы исполняет прямо и без вариантов. Программы среднего уровня подсознания (традиции, привычки) уже могут с течением времени как-то модифицироваться. Рассудок тоже широко использует отлаженные поведенческие программы, но для рассудка они — «информация к размышлению»; рассудок не столько исполняет свои программы, сколько импровизирует на их тему.

Инстинкты управляют нами через эмоции, не утруждаясь мотивировкой. Инстинкт, побуждающий женщину украшать себя, в частности косметикой, никак не сообщает ей то, зачем это нужно делать, — ей хочется и все. Логический смысл в этом однозначен — привлечь внимание мужчин, однако большинство женщин будут это категорически отрицать, говоря о том, что красятся они «для себя». Но ведь нормальные мужчины «для себя» не красятся! Такой поведенческой программы в их инстинктах нет. Кстати, очень многие современные мужчины негативно относятся к косметике на женщинах, но инстинкт про это не хочет знать. Еще стоит обратить внимание на то, что чем ниже уровень культуры женщины, тем ярче и грубее «штукатурка» — инстинктивные мотивы в этом случае не сдерживаются и не корректируются рассудком.

[Именно по той причине, что инстинкты управляют нами через эмоции, не утруждаясь мотивировкой, можно на этих инстинктах эффективно играть. Техники воздействия на инстинкты женщины вы сможете опробовать на практических пикап тренингах Академии Знакомств в реальных условиях с использованием спецоборудования.]

Нервные структуры, реализующие инстинкты, возникли в глубочайшей древности; рассуждать, что-то анализировать и даже просто экстраполировать — непосильная задача для них. Они срабатывают при совпадении заложенного в инстинкт схематичного и статичного шаблона, с некими внешними сигнальными признаками, которые могут случайно походить на реально требуемые. Однако, имея свободный и прямой доступ к мотивационным центрам мозга, инстинкты способны вызвать ощущение своей правоты в чем угодно. Это воздействие можно даже уподобить наркотическому. Наркотические иллюзии также нередко воспринимаются как какая-то высшая мудрость. Поэтому никакой «мудрости» у любви нет. Есть только ощущение мудрости. На самом деле любовь оценивает объект выбора очень поверхностно, в соответствии с жесткой (где-то даже тупой) генетической программой, задающей стратегию выбора брачного партнера. Рассудку при этом не остается ничего другого, кроме как заниматься подгонкой под ответ. Человеку вообще очень свойственно заниматься подгонками под ответ, когда он пытается объяснить свое инстинктивно-мотивированное поведение.

Реальная картина поведения людей усложняется и запутывается не только наличием в нас двух «Я», но и тем, что граница между ними не абсолютно четкая, инстинктивная и рассудочная мотивация может причудливо переплетаться. Кроме того, на каждый случай человек располагает несколькими инстинктивными программами поведения, возникшими в разное эволюционное время, и бывает, противоречащими друг другу.

Короче говоря:

  • Человек рождается с большим количеством врожденных программ поведения, которые возникли в разное эволюционное время, в силу чего нередко друг другу противоречат.
  • Механизмы реализации врожденных программ поведения способны лишь на сигнатурный анализ обстановки, предполагающий формально-поверхностное сопоставление обстановки со схематичными сигнальными признаками, заложенными в эти программы.
  • Достаточное совпадение внешних условий с этими сигнальными признаками порождает ту или иную эмоцию, побуждающую человека к реализации соответствующей инстинктивной программы.
  • Истинная мотивировка действий при этом не осознается — для рассудочного объяснения инстинктивно-мотивированного поведения привлекаются самые случайные доводы, носящие характер подгонки под ответ.

О стадной иерархии

Наглость — второе счастье.
/общеизвестная банальность/

В театре, как и в жизни, самым требовательным бывает тот, кто не заплатил за место.
/французская поговорка/

Равноправия нет нигде. Те, кто возмущен несправедливостью в нашем обществе, могут успокоить себя тем, что в мире всех прочих животных обстановка гораздо хуже. Если группе мышей давать корм, то скоро можно заметить, что каждый раз лучшие и большие куски достаются одним и тем же особям. Эти же особи занимают лучшие места для отдыха и имеют наибольшее количество спариваний. Другие особи довольствуются тем, что осталось от первых, третьи — от вторых, и так далее… То есть, имеет место определенная внутригрупповая иерархия.

Известно наличие такой иерархии у всех живых существ, ведущих сколь-нибудь групповой образ жизни. Даже у амеб уже наблюдаются зачатки иерархичности. Места (ранги) в этой иерархии принято обозначать буквами греческого алфавита: «альфа» — высокопоставленная особь, «омега» — соответственно, низкопоставленная. Впрочем, это обозначение не вполне удачно — в больших группах иерархическая структура утрачивает линейность алфавитного списка, более напоминая пирамиду, в которой несколько особей могут иметь практически одинаковый ранг. Высокоранговых особей называют также «иерарх», «доминант», а В.Р.Дольник иногда употребляет термин «пахан» — бывает, что он наиболее уместен.

Очевидно, что ранг в этой иерархии имеет колоссальное значение для каждой особи, поэтому члены группы постоянно борются между собой за повышение этого ранга, или сохранение достигнутого. Причем, чем выше ранг, тем острее борьба. Бывает даже, что «альфа» меньше вкушает от жизненных благ, чем бета — ему некогда, он занят борьбой. Однако он сохраняет возможность, по крайней мере теоретическую, отнять любой кусок у беты. То, какой ранг будет занимать особь в группе, зависит от соотношения ранговых потенциалов данной особи, и других особей группы, то есть одна и та же особь в разных группах будет иметь разный ранг.

А что такое ранговый потенциал? Очевидно, что он тесно связан с физической силой, но не определяется ей однозначно. У ос, например, ранговый потенциал показан врожденным количеством щетинок на определенных частях тела. У петухов ранговый потенциал показан высотой гребня. Количество щетинок (высота гребня) скорее показывает его, чем определяют, но другие особи ориентируются по этим признакам; они кодируются теми же генами, что и ранговый потенциал. Примерно то же и у других живых существ, только не у всех ранговый потенциал обозначается столь же просто. Даже у существ не слишком высокоорганизованных (мышей, например), хорошая физическая сила лишь позволяет избежать низших мест в иерархии, но еще не гарантирует высших. Причем, чем более высокоразвито существо, тем слабее корреляции с физической силой.

Поскольку иерархическое поведение проявляется у самых разных видов, в том числе (и особенно) у примитивных, практически неспособных к обучению, то можно уверенно полагать, что основа рангового потенциала дается особи при рождении (быть может, вместе со щетинками или чем-то подобным). Причем специфическое высоко- или низкоранговое поведение начинает проявляться с первых дней жизни. Значит, поведение особи в иерархии регулируется врожденными поведенческими механизмами, то есть инстинктами.

Виктор Дольник называет ранговый потенциал силой настырства (известный психолог Владимир Леви — силой наглости). Они доказывают, что решающим компонентом рангового потенциала является уверенность в своем превосходстве — возможно, и весьма часто, особыми действительными достоинствами не подкрепленная и ни на чем не основанная. В самом деле, уверенность одного человека может просто гипнотизировать другого, да и самого себя, будь то уверенность студента перед экзаменом, водителя перед ГАИшником, гуру перед верующим, и прочее и прочее… Это хорошо иллюстрирует фольклор. Возьмем, к примеру, сказку о лисе в ледяной избушке и зайце в лубяной. Ранговый потенциал у лисы был очень высок — ее убоялся и волк, и медведь. Но у петуха он был еще выше, и лиса сразу убежала. Хотя петух (даже с косой) не опаснее медведя.

Обычно «альфа» с большой решимостью, упорством и удовольствием занимается внутригрупповой борьбой, которая для него нередко становится самоцелью. «Омеге» эта борьба гораздо менее приятна — он более уступчив. Отсюда есть и другой параметр, влияющий на ранговый потенциал — это степень уступчивости (или, наоборот, конфликтности). Приемлемая для каждой особи величина конфликтной напряженности напрямую связана с ранговым потенциалом — чем ниже ранговый потенциал особи, тем менее напряженный конфликт вызывает у нее дискомфортные ощущения.

Количество вакансий на иерархическом Олимпе ограничено по определению и не зависит от среднего рангового потенциала. Другими словами, повысив каким-то образом ранговый потенциал всех, мы не увеличим количество высокоранговых. Сложится такая же иерархия, только возможно более жесткая и агрессивная.

Различная уступчивость различных особей имеет очень важное биологическое значение — она позволяет снизить накал внутригрупповой борьбы, а тем самым избежать излишней гибели особей. В таком сообществе конфликты если и возникают, то ограничиваются соседями по иерархии, вместо конфликтов каждого с каждым. Кроме того, альтруизм «омег» открывает возможность консолидировать усилия всех особей группы в борьбе за существование, что особенно важно для видов, не слишком сильных физически. Именно это обстоятельство, вместе с повышенной смертностью «альф» (например, в конфликтах между собой) и препятствует неограниченному росту среднего рангового потенциала вида. Выживали не только сильнейшие особи, но и сильнейшие, самые слаженные группы.

Фактически возможны два способа консолидации группы — «военный» и «интеллигентный». Первый способ предполагает жесткую иерархическую структуру соподчинения, с безжалостным подавлением неповиновения подчиненных. Второй — зиждется на альтруизме, предполагающем искреннюю и добровольную взаимопомощь членов группы вплоть до самопожертвования. У видов, стоящих на низших ступенях развития, разумеется преобладает первый путь, как наиболее естественно вытекающий из базовых инстинктов, надежно реализуемый, и не требующий большого ума. Но для организации очень сложного совместного поведения он становится неэффективным. Очевидно, что наши предки, живя в крайне опасной (в смысле хищников) саванне, большую часть своего эволюционного пути прошли по первому пути. Альтруизм стал относительно массовым явлением лишь тогда, когда рост интеллекта сделал возможными очень сложные поведенческие схемы. В свою очередь, распространение альтруистических форм поведения еще более усложнило поведение людей и создало предпосылки для резкого ускорения социальный эволюции, выделившей человека из остального животного мира. Таким образом, альтруистические поведенческие программы возникли в относительно позднее эволюционное время и не успели должным образом закрепиться в генах. Поэтому столь ныне необходимый человечеству альтруизм приходится передавать негенетическими средствами — теми, что составляют понятие культуры. Однако ж, чем крепче генетическая база альтруизма, тем выше (при прочих равных условиях) уровень культуры.

Ранговый потенциал бывает исходный, фактический и визуальный. Исходный дается при рождении, он не подвержен воспитанию и влиянию внешней среды. Исходный потенциал определяется главным образом наследственностью, и в меньшей степени — условиями внутриутробного развития. Фактический сильно зависит от обстоятельств. Он определяется исходным потенциалом и конкретной обстановкой, в которой оказалась особь. Обстоятельства могут воспрепятствовать реализации врожденного рангового потенциала, а могут способствовать его полному раскрытию, и даже усилению. Для людей фактический ранговый потенциал в среднем обусловлен исходными задатками примерно на 2/3, а на 1/3 — условиями роста и воспитания. Однако это среднестатистические данные, у какого-то конкретного человека это соотношение может быть другим.

Поскольку ранговый потенциал определяется различными, в том числе и несвязанными друг с другом параметрами, то реальный иерархический облик особи может быть мозаичным. То есть одни признаки указывают на высокий потенциал, другие — на низкий. Например, внешняя неухоженность — признак низкого ранга. Встретив неряшливо одетого человека, мы обычно не без оснований предполагаем, что он — неудачник, ничего не добившийся в жизни, то есть низкоранговый. Однако, когда он в наглой и агрессивной форме начинает требовать, чтобы его пропустили без очереди, то большинство людей предпочитают ему уступить, признавая тем самым его более высокий ранг! При том, что общественный статус этого человека может быть очень низок!

Другой пример — в известной старой песне Дунаевского про отважного капитана поется:

Раз пятнадцать он тонул,
Погибал среди акул,
Но ни разу даже глазом не моргнул.

Здесь мы видим сравнительно высокопоставленного человека (капитан), умеющего бороться, а значит, с достаточно высоким ранговым потенциалом. Впрочем, здесь можно отметить также и невысокую примативность нашего героя, о которой речь далее. Но вот как тот же человек ведет себя с женщинами:

Раз пятнадцать он краснел,
Заикался и бледнел,
Но ни разу улыбнуться не посмел.

Характернейшее поведение низкоранговой особи! В то же время существует большое количество мужчин, непринужденно смелых с женщинами, но отчаянно трусливых и уступчивых в условиях, когда нужно по-настоящему бороться. Из мозаичности рангового потенциала, как обобщающего понятия, вытекает понятие визуального рангового потенциала, как совокупности сигнальных признаков, возможно второстепенных, но выраженных достаточно ярко для срабатывания инстинктов у других особей. Хороший пример визуального ранга — низкоранговый петух с наклеенным гребнем. Такого все другие петухи воспринимают как высокорангового, но стоит отклеить гребень, и он опять скатится вниз. Еще пример: человек, страдающий нарциссизмом (влюбленностью в самого себя), может на кого-то из окружающих производить впечатление высокорангового. Но при этом он может быть напрочь лишен способности бороться за место под солнцем, что есть сущность высокого ранга. Напротив, дружелюбный человек, пусть даже неплохо устроившийся в жизни, может производить впечатление низкорангового.

Причем на разных особей могут производить впечатление разные проявления рангового потенциала. То есть чувствительность разных особей к разным сигнальным признакам, составляющим шаблон образа особи, может быть разной. Визуальный может совпадать с фактическим, а может и не совпадать. Происходит это потому, что (как уже было сказано) нервные структуры, реализующие инстинктивные модели поведения, возникли в глубочайшей древности. И они относительно просто устроены и реагируют на обстановку очень поверхностно, шаблонно. Особь может быть низкоранговой по сути, но обладать одним-двумя сигнальными признаками высокого ранга.

[Ленивый человек, прочитавший о ранговом потенциале, использует новые знания для оправдания своего бездействия. Ведь как удобно, лежа на диване, заявить: «Зачем знакомиться с женщинами и соблазнять их, если я не чувствую в себе высокого рангового потенциала? Все равно ведь ничего не получится!» Если вы не хотите жить по-обломовски, а желаете использовать новые знания для успеха в личной жизни, то вы можете это сделать на практических пикап-тренингах Академии Знакомств в реальных условиях с использованием спецоборудования.]

Тогда эти один-два ярких визуальных (сигнальных) признака могут на кого-то подействовать, несмотря на объективно низкий ранговый потенциал. Увы! Даже своих первобытных целей инстинктивные программы в силу примитивности механизмов их реализации достигают усредненно, с большими погрешностями.

Короче говоря:

  • Человеку, как и всем групповым животным, присуще образовывать иерархические социальные структуры, поведение в которых регулируется соответствующими инстинктами.
  • Способность занять тот или иной ранг в иерархии называется ранговым потенциалом. Ранговый потенциал определяется многими параметрами, начиная от физической силы. Но для высокоорганизованных существ главным образом он определяется глубинной уверенностью (в основном врожденной) в своем праве быть выше всех, возможно не подкрепленной действительными достоинствами и ни на чем не основанной.
  • Важнейшими факторами рангового потенциала также являются: конфликтность, а именно желание инициировать конфликты; конфликтная устойчивость, а именно способность выдерживать конфликты, навязанные извне; тесно связанная с вышеназванными факторами уступчивость (или неуступчивость), однако она может быть и самостоятельным явлением.
  • В силу определенной независимости факторов, влияющих на ранговый потенциал, возможны мозаичные проявления иерархического статуса, когда одни признаки указывают на высокий ранговый потенциал, а другие — на низкий, и можно говорить о ранговом потенциале как обобщающем понятии.
  • При рождении особь уже обладает определенным ранговым потенциалом, который обусловлен как наследственными факторами, так и условиями внутриутробного развития, и является основой фактического, присущего уже взрослой особи.
  • Фактический потенциал зависит также от условий роста, формирования и воспитания особи, могущих как усиливать, так и ослаблять врожденные задатки.
  • Визуальный ранговый потенциал определяется наличием у особи одного или нескольких второстепенных, но ярко выраженных признаков высокого или низкого рангового потенциала.
  • Визуальный ранговый потенциал очень часто бывает иллюзорным, то есть не соответствующим реальной способности особи к ранговой борьбе.

О примативности и культуре

— Чем отличаются женская логика и железная?
— Женская не ржавеет.
/анекдот/

В отличие от большинства прочих животных, разные люди в разной степени подвержены влиянию своих инстинктов. Если какой-то человек вовсе не подвержен влиянию своих инстинктов и живет только рассудком, то он абсолютно непримативен (в реальной жизни такие не встречаются). Другой, полностью живущий одними чувствами, то есть всецело своим инстинктам подчинен, абсолютно примативен (а вот такие иногда встречаются в реальной жизни). Д.Зарайский вводит понятие «сила модели», которая является показателем способности данной поведенческой программы доминировать среди ей подобных. Дело в том, что для одной и той же ситуации мозг располагает обычно несколькими поведенческими программами, среди которых есть как врожденные, так и приобретенные. И какая из них будет принята к исполнению, зависит при прочих равных условиях от силы каждой из моделей поведения. Так вот, примативность — это степень доминантности (сила) инстинктивных моделей поведения по отношению к рассудочным.

Зачатки непримативного поведения наблюдаются у многих высших животных, сколь-нибудь значимые проявления видны у приматов, но только у человека непримативность стала относительно массовым явлением. Понятие примативности отнюдь не тождественно понятию культуры. Культура (с некоторыми оговорками) — нечто производное от примативности. Среди деятелей искусства, даже высочайшей культуры и порядочности, веско преобладают люди с высокой примативностью — такие люди живут в мире чувств.

Хотя понятие культуры интуитивно понятно без определений, его очень сложно сформулировать сколь-нибудь строго. Ясно лишь, что культура — продукт воспитания и образования (в широком смысле слова), а примативность — нечто врожденное. У культурного человека первобытная мотивация подавлена воспитанием и заменена требованиями законов и обычаев общества. Однако она может себя проявить в случаях, когда законы или обычаи ситуацию не определяют жестко, оставляя какую-то свободу. Например, под влиянием алкоголя или сильных душевных переживаний. Эти проявления тем чаще и сильней, чем выше примативность. Давний спор о физиках и лириках был, по сути, спором о примативности.

Примативность скорее коррелирует с эмоциональностью, чем с культурой. Ведь инстинктивные программы, обнаружив совпадение внутренних сигнальных признаков с какими-то факторами внешней обстановки, порождают соответствующие эмоции, и высокопримативный человек им охотно подчиняется. Низкопримативный человек, даже испытывая те же по силе эмоции, способен поступать им вопреки.

Уровень примативности, как и ранговый потенциал, в основном детерминирован генетически и условиями внутриутробного развития. Он весьма слабо меняется в ходе воспитания и образования, однако сам может влиять на воспитуемость и способность к получению образования того или иного вида. Бывает, что человек с серьезным научным образованием в житейских вопросах может не доверять своим знаниям, больше полагаясь на чувства. И наоборот, очень низкопримативный человек живет как бы вне первобытной иерархии, а высокопримативный, напротив, очень чуток к рангу окружающих. Малейшее проявление окружающими уступчивости он воспринимает как сигнал к началу иерархической атаки, встреча же с чем-то (или кем-то), явно его превосходящим, вызывает у такого паралич воли и гнусное заискивание.

Чем выше врожденная примативность ребенка, тем больше требуется педагогических усилий для воспитания культурного человека; в следующем поколении все повторяется снова. У такого культурного человека, чья культура достигнута только колоссальными педагогическими усилиями, могут родиться на редкость некультурные дети, ибо база осталась прежней. Новорожденный ребенок, конечно же, лишен разума, и поэтому живет одними инстинктами независимо от уровня врожденной примативности, но вскоре этот уровень начнет проявляться. Очень важный нюанс: примативность — не показатель силы или слабости интеллекта, это степень доверия человека своему рассудку в практических ситуациях. Высокопримативный, но вместе с тем высокоинтеллектуальный ученый может преспокойно сочетать серьезнейшие научные знания с искренней религиозностью, которая (религиозность) восходит к инстинкту подчинения «альфе».

Как уже было сказано, женщины больше доверяют интуиции и чувствам, чем логическим умозаключениям, что и составляет так называемую женскую логику. То есть, среди женщин преобладают высокопримативные. Известно, что девушки лучше чем юноши, учатся в школах и других учебных заведениях, даже технического профиля. В ходе этого обучения не только читается теория, но и решаются практические задачи, проводятся лабораторные работы, и так далее. И девушки с этим всем тоже справляются лучше юношей! А вот когда приходит время применить эти знания не понарошку, то… мысль об этом просто не приходит в голову.

То, что женщины в среднем более религиозны, обусловлено той же большей примативностью — высшего ранга, чем у Бога, просто не может быть, а существует он или нет — не имеет значения…

Бесспорно, что человек как социальное существо очень многомерен, и его не втиснешь в пространство этих трех измерений: высокая-низкая примативность, «альфа-омега» и высокая-низкая культура. Однако интересные для нашей темы события разворачиваются в основном, именно в этом пространстве. И еще стоит подчеркнуть, что примативность является обобщающим понятием, показывающим среднюю силу всех инстинктивных программ поведения. Однако таких программ довольно много, в том числе противоречивых, и каждая может иметь различную силу, что дополнительно запутывает наблюдаемую картину.

Короче говоря:

  • Примативность — показатель силы врожденных поведенческих программ по отношению к рассудочно-мотивированному поведению.
  • Внешне она выражается в склонности к эмоционально-обусловленным поступкам, и имеет лишь косвенное отношение к интеллекту и культуре как таковым, равно как и к темпераменту в координатах холерик — флегматик.

О принцах и принцессах

Женщина — самка, у которой есть мужчина.
Мужчина — самец, у которого есть деньги.
/анекдот/

Как жаль, что генералы женятся в лейтенантском звании!
/из разговора старых дев/

Такой исключительно важный для всего живого процесс, как размножение, никак не мог быть оставлен без контроля инстинктов. Соответственно любовь, как сильнейшее из чувств, является голосом того самого первобытного инстинкта, который заставляет предпочитать для спаривания наилучшую особь другого пола.

А каковы критерии этого предпочтения? Излишне доказывать, что эти критерии сохранились неизменными с первобытно-стадных времен, когда инстинкты и формировались. Можно сказать, что инстинкты в ходе формирования «сфотографировали» существовавшее тогда положение дел, и продолжают сверяться с этой «фотографией» пока существует вид. Инстинкты, таким образом, позволяют выбрать превосходного, с первобытной точки зрения, партнера. А наиболее простым, и наиболее наглядным признаком превосходства является высокий ранг в первобытной иерархии. И хотя очевидно, что ранг, строго говоря, является скорее визуально-поверхностным показателем предпочтительности, но что-либо лучшее в неразумной природе трудно даже представить. Внешняя привлекательность (красота) в этом смысле менее надежна. Вообще, у всех животных количество спариваний является наиболее простым и четким количественным показателем ранга самца в иерархии. Для самок эта зависимость очень слабая и, скорее, обратная.

Принято считать, что «альфа» просто отнимает самку у «беты» («гаммы», …), подобно тому, как он отнимает у него еду, однако правила поведения в иерархии соблюдают все участники группы, и самки тоже. Это значит, что отнимать самку во многих случаях просто не требуется — она сама, повинуясь заложенной в ней инстинктивной программе, предпочитает высокорангового самца. Не зря, говоря об идеальном женихе, женщины упоминают слово «принц». Настоящий принц — работенка отнюдь не плебейская, и обычно это реальный кандидат в короли.

Разумеется, это не единственная тенденция. Существует, например, «инстинкт предпочтения свежей крови», проявляющийся как сексуальное любопытство. Цель этого инстинкта — противодействие близкородственному скрещиванию, неизбежному в изолированных группах. В соответствии с ним предпочтение может отдаваться при прочих равных условиях новому и необычному партнеру, желательно не входящему в данную группу. Наиболее ярко он проявляется в поведении самцов, так как хорошо согласуется с принципом неограниченной сексуальной экспансии самца. В поведении самок он проявляется более ограничено. В число этих ограничений обязательно входит ранговый потенциал «гостя», который должен быть не ниже определенного минимума. Ну и конечно, на эти тенденции накладываются и индивидуальные особенности вкусов и симпатий.

Еще важно подчеркнуть, что высокий ранг самца не дает гарантии доступа к некоей конкретной самке, но является веским фактором, повышающим вероятность этого события. Причем, степень корреляции между сексуальной привлекательностью самца и его рангом различается у разных видов, и существенно нелинейна — самцы первых нескольких ярусов иерархии могут по степени привлекательности для самок отличаться весьма мало, поэтому доминант должен сам отгонять от самок субдоминантов. Но начиная где-то примерно с середины иерархии и ниже (для разных видов — по разному) сексуальная привлекательность самцов падает уже настолько, что доминанту можно не беспокоиться — такого самца самки с большой вероятностью не подпустят сами.

Теперь для иллюстрации старый, но очень показательный для нашей темы анекдот:

Однажды к поручику Ржевскому обратился корнет Оболенский:

— Господин поручик! Поделитесь опытом — как это Вы умеете так быстро уговаривать женщин?

— А что тут уметь? Подходишь к даме, и говоришь: «Мадам! Разрешите Вам впендюрить!»

— Но господин поручик! За такие грубости можно и по морде-с…

— Можно и по морде-с. Но я почему-то впендюриваю.

А сейчас представим себе, что корнет последовал примеру поручика. Представили? Ну и что? Вы совершенно правы — он будет получать по морде-с. А ведь из текста не следует, что корнет менее привлекателен внешне, чем поручик, более того, он явно культурнее и порядочнее! Еще представим, что поручик высказал свою просьбу в утонченно-изысканных выражениях. Получит ли он отказ? Отнюдь нет, еще более вероятное согласие. А если корнет попросит в тех же изысканных выражениях? Ну в этом случае по морде ему могут и не дать сразу, но финал будет скорее всего тот же, хотя какое-то время его будут с удовольствием водить за нос. И еще потешаться над ним. То есть, для женщины фактически не имеет большого значения, как мужчина выражает свое желание, для нее крайне важно, кто это желание выражает.

Если это мужчина с высоким рангом («поручик»), то женщины ему простят едва ли не любое поведение и едва ли не любые недостатки. Если же с низким («корнет»), то ему не поможет и безукоризненность во всем.

[Каждый мужчина хочет быть «альфой», обладать его уверенностью, силой, успехом у женщин. Но по умолчанию многие привыкли причислять себя к «омегам». Вы уверены, что это так? На практических пикап тренингах Академии Знакомств ученики часто открывают в себе способности, о которых раньше и не подозревали. Ведь со стороны инструктору куда лучше видно. Кто знает, что спрятано в вас?]

Причем поручик действительно не видит в этом проблем — лично у него их в самом деле нет, и он часто даже не подозревает, что у других мужчин они могут быть. Ведь он-то никаких усилий к завоеванию женщин не прилагает (более того, женщины часто сами прилагают усилия по завоеванию его), и искренне считает, что женщины так же точно относятся ко всем остальным мужчинам.

А вот кто из этих двоих будет лучшим мужем (верным, порядочным, трудолюбивым…)? Кто угодно, только не поручик! Но за кого женщины охотнее выскочат замуж, а? Вы правы, за поручика. И это притом, что в первоисточнике (к/ф «Гусарская баллада») поручик Ржевский был открытым и убежденным противником уз Гименея.

Говорят, что женщины любят повелителей. Это верно, но это только частный случай. Даже обладание «крепкими локтями», то есть способностью и готовностью бороться за свои интересы, применительно к брачным отношениям является только частным случаем. Любовь, как голос инстинкта, не умеет рассуждать, и поэтому часто срабатывает на визуальный ранг, а не фактический. Бывает, что «поручик» предстает эдаким жалким нытиком, плачущим о том, что он такой замечательно-превосходный, а его окружающие бездари не ценят. Бывает капризулей с детско-бабским эгоистичным характером, вокруг которого все ходят на цыпочках, не зная, как ему угодить. Главное, что он сам в своем превосходстве искренне уверен. Очевидно, что капризуля или нытик — не самые достойные продолжатели рода (даже с первобытных позиций), и фактический ранг, как показатель способности устроиться в жизни, у этих мужчин весьма низок, но инстинкт достаточно формально реагирует на вышеуказанную уверенность, которая является главным сигнальным признаком высокого ранга.

Поскольку инстинкт не утруждается объяснениями, а рассудок эту самоуверенность за достоинство, как правило, не считает, то у всех и возникает воспетое в стихах и прозе ощущение мистичности и загадочности любовного выбора — хочется-то вопреки всем здравым смыслам, и непонятно за что.

Кого любят мужчины? Принцесса не обязательна. Инстинктивные критерии предпочтения у мужчин проще, и радикально отличаются от таковых у женщин. Главное качество, привлекающее мужчин в женщине — это ее новизна для него, доступность и физическое совершенство. Разумеется, если все эти факторы сочетаются в одной женщине, то ее привлекательность будет наибольшей, и на такой женщине мужчины будут сосредотачиваться в первую очередь. Но лишь до тех пор, пока не добьются ее тела или не убедятся в отсутствии шансов. Впрочем, это справедливо лишь в отношении женщин как половых партнеров. Жен мужчины выбирают рассудком (но только те, у которых есть выбор и есть рассудок). Чувственные критерии предпочтения мужчинами женщин гораздо более размыты, как в силу большего разнообразия самих мужчин (а следовательно, и их вкусов), так и менее острой для них необходимостью выбора. Самцу не нужно выбирать самку — ему нужны все самки без разбора.

А вот женский ранг, имея большое значение во взаимоотношениях женщин между собой, для мужчины относительно менее важен. Конечно, от высокоранговых женщин мужские головы кружатся сильнее, но скромные и застенчивые (низкоранговые) жены были в цене во все времена. Также известно, что женщины гораздо чаще влюбляются в своих начальников или преподавателей (чей высокий визуальный ранг обусловлен просто их служебным положением и отчасти возрастом), чем мужчины.

Если высокий ранг для мужчины — ключ к женским сердцам, обеспечивающий ему выбор, то для женщины высокий ранг — источник проблем с мужчинами. Среднеранговые мужчины ей уже никак не приемлемы — ни сексуально, ни платонически (не говоря уж о низкоранговых), а высокоранговых мало, да и те большей частью «кобели». А если и не «кобели», то безнадежно заняты. Низкоранговая женщина, как и все женщины, предпочитает «альфу», но к «омеге» относится все же более лояльно — при каких-то обстоятельствах она может простить мужчине невысокий ранг, тем самым какие-то другие достоинства этого мужчины получают шанс быть оцененными.

Короче говоря:

  • Эмоциональный выбор брачного партнера (симпатия, влюбленность, любовь — в зависимости от силы переживаний) осуществляется в соответствии с системой инстинктивных критериев оценки потенциального партнера.
  • Для эмоционального выбора мужчины женщиной наибольшее значение имеет его инстинктивный иерархический статус (в том числе сугубо визуальный), могущий не совпадать с его общественным положением. На втором месте — физические данные.
  • Для эмоционального выбора женщины мужчиной наибольшее значение имеют ее новизна, доступность и физические данные в равной степени.
  • Напомню, что рассудочный выбор мы договорились в данном трактате не рассматривать.

О борьбе двух «я»

И я борюсь, давлю в себе мерзавца
О, участь беспокойная моя!
Боюсь ошибки — может оказаться
Что я давлю не то второе «Я»
/Владимир Высоцкий/

Как-то еще в советское время среди студентов тогда еще Ленинградских ВУЗов был проведен опрос-исследование. Их, во-первых, спрашивали, какого бы они хотели супруга, а вместе с тем выясняли, какие юноши (девушки) им нравятся практически. Вот в таком порядке распределились приоритеты:

Мнения юношей:

Место Девушка, пользующаяся успехом Желаемая жена Смещение
1 Красивая Честная, справедливая +16
2 Жизнерадостная Жизнерадостная 0
3 Любит танцевать Трудолюбивая +7
4 С чувством юмора Умеет владеть собой +11
5 Смелая Энергичная +2
6 Умная Любит свою работу +8
7 Старается помочь другим
8 Энергичная
9 Старается помочь другим -2
10 Трудолюбивая Умная -4
11 С чувством юмора -7
12 Волевая Волевая 0
13 Красивая -12
14 Любит свою работу Смелая -9
15 Умеет владеть собой Любит танцевать -12
16 Честная, Справедливая Высокая +1
17 Высокая

Мнения девушек:

Место Юноша, пользующийся успехом Желаемый муж Смещение
1 Энергичный Трудолюбивый +13
2 Жизнерадостный Честный, справедливый +11
3 Красивый Умный +5
4 Любит танцевать Умеет владеть собой +12
5 Высокий Смелый +6
6 С чувством юмора Волевой +4
7 Старается помочь другим Жизнерадостный -5
8 Умный Любит свою работу +5
9 Честный, справедливый Старается помочь другим -2
10 Волевой
11 Смелый Энергичный -10
12
13 Любит свою работу
14 Трудолюбивый С чувством юмора -8
15 Любит танцевать -11
16 Умеет владеть собой Высокий -11
17 Красивый -14

В ходе опроса не выяснялось отношение к первобытному рангу. Иначе, такое качество, как «брать от жизни свое» (да и чужое, лишь бы себе) наверняка заняло бы первое место в левых графах. Но и без этого очевидно, что левые графы отражают первобытные идеалы, а правые — ценности семейной жизни. Особо следует отметить любовь к танцам. Будучи, мягко говоря, малополезным в семейной жизни, умение танцевать имеет важное ритуальное значение. Танец является непременной частью брачного ритуала очень многих животных, и приматов тоже. Не танцующий не демонстрирует ритуально-брачного поведения, и с первобытных позиций как бы не половозрелый еще. Очень показательно также, что трудолюбие и владение собой занимают последние строчки левых граф — «омеги» в первобытном стаде были самыми безропотными, и трудились больше всех… Легко заметить, что правые и левые являются почти зеркально-перевернутыми отражениями друг друга. Особенно это характерно для опрошенных девушек. Мужчины к женщинам относятся чуть более последовательно, что подтверждает тезис о том, что мужчины больше доверяют своему рассудку, то есть они менее примативны.

В этой «перевернутости» требований рассудка и инстинкта и видится главная причина затруднений высокообразованных людей в поисках супруга. Традиционно принято считать, что проблема в высоте требований. Сами по себе требования могут быть и не очень высоки, но они очень противоречивы — сердце хочет того, что рассудок справедливо отвергает, а пожелания рассудка не устраивают сердце. В самом деле, такие качества, как доброта, порядочность, честность, уважение других людей, тактичность, совесть, наконец, справедливо считаются признаками культурного, порядочного человека и хорошего супруга. Но вместе с тем, с первобытных позиций это все — признаки низкого ранга в иерархии!

В ходе этих рассуждений невольно закрадывается крамольная мысль о том, что былая практика соединения пар по усмотрению родителей не так уж и плоха, несмотря на ее очевидные издержки. Конечно, в условиях нынешнего культа любви глупо ратовать за ее возрождение — кроме бури протестов и шквала насмешек ни к чему не приведет. Да я и не могу представить, как это реализовать в наше время. Но ведь дело, по сути, в следующем: родители, подбирая пару для своих детей, даже если и имеют в виду свои интересы, оценивают претендентов скорее с цивилизованных позиций, производя, таким образом, самоселекцию вида homo sapiens в направлении роста уровня культуры и цивилизованности.

Доверяясь зову инстинктов, человечество медленно дрейфует назад, в первобытное стадо, и, по-моему, некоторые признаки такого дрейфа мы уже наблюдаем. Становится немодной интеллигентность, чуткость, взаимоуважение, а с экранов и страниц культивируются сила и напор, необузданность и невоздержанность в желаниях. Списывать все это на влияние бытовой культуры некорректно. Бытовая культура — есть обобщенное отражение природной культуры всех людей. «Мыльные оперы» наиболее популярны среди немолодых людей, вся сознательная жизнь которых прошла в советское время, когда прививались совсем другие идеалы.

Ослабление вышеупомянутого отбора приводит сначала к росту примативности и среднего рангового потенциала, а затем на этой базе и к падению уровня культуры. А там глядь, Эйнштейн окажется прав — в четвертую (если уже не в третью) мировую воевать будут дубинками…

Короче говоря:

  • Следование инстинктам (то есть чувствам) при выборе брачного партнера противоречит современным идеалам моногамного брака, и не способствует селекции вида homo sapiens в направлении роста альтруистичности и культуры.
  • Однако оно может способствовать росту средних физиологических показателей, наблюдаемых в частности, как акселерация.

Про алкоголь

Наше сознание определяют три вещи: бытие, битие и питие.
/приписывается Карлу Марксу/

В ходе вышеупомянутого опроса выяснялось также и отношение к алкоголю, почему-то не попавшее в эти таблицы. И выяснилось, что мужа девушки хотели бы, разумеется, непьющего, но на практике трезвость юноши не давала ему решительно никаких преимуществ перед пьющими, и даже скорее наоборот, вызывала какую-то настороженность. Алкоголь, подавляя высшие проявления рассудка, привносит в облик человека определенную скотоподобность, столь любезную первобытным инстинктам. Вы кстати, и сами могли бы заметить, как часто это судьбоносное для каждого человека (да и всего человечества…) решение принимается по пьяни. И вообще, как тесно связано взаимоотношение полов с алкоголем? Любовь, и без шампанского?!

[Среди мужчин уже стало привычным решать проблемы уверенности при помощи алкоголя. Да, он действительно снимает комплексы и делает человека более уверенным. Но необходимо помнить, что иной раз можно переборщить, да и вечно пьян не будешь. На практических пикап тренингах Академии Знакомств вы узнаете о методах безалкогольного поднятия ранга, поднятия уверенности.]

Эксперименты на животных дают очень интересные для нас результаты: алкоголь повышает низкий ранг, и снижает высокий! В этом одна из причин неэффективности «сухих законов» и прочих мер борьбы за трезвый образ жизни. Без освобождения первобытных инстинктов и повышения рангового потенциала, проще всего достигающиеся алкоголем, человечество затруднилось бы с собственным воспроизводством. И особенно трудно было бы самым достойным людям, олицетворяющим цивилизованное, культурное общество — низкоранговым и низкопримативным. Приходится только сожалеть о негативных издержках его употребления, а также о том, что больше всего алкоголь употребляют те, кто в освобождении инстинктов меньше всего нуждается.

Поскольку среди животных алкоголиков не бывает, то половой отбор не знает, что это такое. А потому тот факт, что некий конкретный мужчина — откровенный пьяньчуга, практически никак не влияет на его популярность среди женщин. Причем большинство женщин, которые «влипли» в такого мужа, приводят примерно одинаковую отговорку: «Думала — начнет семейную жизнь (станет отцом и прочее) — бросит пить». На вопрос «с чего это Вы взяли?» внятного ответа, как правило, не следует.

Короче говоря:

  • Алкоголь, «выпуская на волю» первобытные инстинкты, а также нивелируя ранговые потенциалы, облегчает сексуальное сближение, чем повышает шансы для низкоранговых. Однако общеизвестны и негативные последствия его употребления.
  • Поскольку инстинктивный половой отбор ничего не знает про алкоголизм, то признаки злоупотребления им никак не препятствуют подсознательному предпочтению потенциального партнера.

О внебрачных детях и безотцовщине

Сон разума рождает чудовищ.
/Ф.Гойя/

Очевидно, что отцами таковых в подавляющем большинстве случаев являются «поручики» — независимо от того, произошло это действо в браке или нет. Даже если внебрачный ребенок растет в полной семье (с отчимом, который не в курсе), то окружающие очень часто отмечают его «трудность». Общеизвестно также, что внебрачные дети — нередкие завсегдатаи криминальных компаний. Обычно эвфемизмом «трудность» обозначается неуправляемость ребенка цивилизованными методами, свидетельствующая о его высоком ранговом потенциале.

По традиции принято списывать «трудность» или криминальность ребенка на проблемы воспитания детей в таких условиях. Конечно, эти педагогические проблемы действительно имеют место, но специфическую высокоранговую и высокопримативную психику ребенка формируют вовсе не они. Тут правит бал наследственность. Скажите, мужчина, бросивший женщину в положении, порядочен? Как минимум, не очень. Впрочем, самцы в первобытном стаде только так и поступали. А имеют право те качества, которые обусловили его непорядочность, передаться по наследству?

Еще раз напомню, что исходный ранговый потенциал — нечто врожденное, его достаточно хорошо видно уже у грудных младенцев. Высокая или низкая врожденная примативность проявляется позже. Как уже было сказано, чем выше примативность ребенка, тем больше требуется педагогических усилий для воспитания культурного человека. Важно также, чтобы педагог обладал не меньшим, чем ребенок, ранговым потенциалом (обычно говорят, что педагог должен быть авторитетом для ребенка), иначе все эти педагогические усилия будут разбиваться как об стенку.

Исследования однояйцевых близнецов, разлученных в младенчестве, показывают, что роль наследственности в педагогике определенно принижается, и все исправить (как впрочем, и испортить) воспитанием нельзя. Нередко такие близнецы, с младенчества живущие в разных странах, ведут себя как неразлучно выросшие в одной семье. Это принижение роли наследственности в мировой, а особенно в марксистской педагогике восходит к утопическим и идеалистическим представлениям гуманистов прошлого — предтечей марксизма.

Можно считать доказанным, что дружелюбие, или его важнейшие компоненты, предопределены генетически. Человек вывел собаку, отбирая для воспроизводства самых дружелюбных щенков волка.

Короче говоря:

  • Зачатие ребенка по любви (вопреки популярному тезису) неесть обстоятельство, само по себе способствующее проявлению у этого ребенка любви к окружающим и высоких морально-нравственных качеств. Поскольку женщины склонны влюбляться в эгоистичных мужчин, то ребенок зачатый по любви, скорее будет предрасположен к такому же эгоизму.
  • Проявлению у ребенка любви к людям способствует его зачатие от родителя, проявляющего неполовую любовь к людям вообще (альтруизм).

О мужьях и любовниках

— Кто такой любовник?
— То же самое, что и муж, только ему не приходится мыть посуду.
/анекдот/

Все болезни — от нервов.
Вот только сифилис — от любви.
/старый медицинский анекдот/

Здесь мы не будем рассматривать любовника как источник материальных благ, а рассмотрим любовника как средство сексуального удовлетворения женщины.

Доказано, что физиологически любую женщину может удовлетворить любой мужчина (если конечно, не рассматривать органические патологии типа полного отсутствия гениталий). Большинство случаев неудовлетворенности находится в нервно-психической сфере. Достаточно отметить, что большинство таких неудовлетворяемых женщин получают удовлетворение при мастурбации. Удовлетворяет женщину не половой член, а мужчина. Причем не столько как физическое тело, столько как образ, в той или иной степени соответствующий каким-то критериям. Если этот образ соответствует этим критериям в достаточной степени, то у женщины возникает «настрой» на этого, возможно вымышленного, мужчину. Он может носить характер влюбленности, заинтересованности, любопытства, очарования, и еще бог знает чего… Без этого «настроя» удовлетворение проблематично, особенно для высокопримативных женщин.

Но если одни женщины с легкостью настраиваются на любого мужчину, то другие почему-то — на одного из многих сотен… Очевидно, что первые имеют, скорее всего, низкий ранговый потенциал и/или низкую примативность, а вторые — высокий. И «настрой» гораздо чаще возникает в отношении мужчины, чей ранговый потенциал не ниже собственного, а поведение согласуется с первобытными брачными ритуалами.

Случаи, когда нет удовлетворения с мужем, но удовлетворяет акт изнасилования, хорошо это иллюстрируют — изнасилование чаще всего происходит в весьма скотской форме, как это делали в первобытном стаде высокоранговые самцы. Это явление, между прочим, в числе непоследних причин того, что изнасилованные женщины не всегда заявляют об этом событии в органы правопорядка; бывают даже случаи, когда они насильников защищают и выгораживают! Выйдя же замуж по решению рассудка, женщина остается неудовлетворенной, по крайней мере, первое время, пока не выработается привычка к этому мужчине. Стерпится — слюбится.

Вам хочется заставить мужа стирать белье, мыть полы и ухаживать за ребенком? А занимались ли столь презренной деятельностью высокоранговые самцы в первобытной стае? Если вам удастся это сделать (что маловероятно, если он к этому не был склонен сам по себе), то ваш рассудок, возможно, будет доволен какое-то время. Однако, ваше первобытное «Я» тотчас же отметит снижение статуса этого самца, и… вам захочется завести любовника.

Короче говоря:

  • Наиболее вероятно сексуальное удовлетворение женщины с подсознательно привлекательным мужчиной. Причем на рассудочном уровне он может быть неприятен вплоть даже до отвращения. Если такой подсознательной притягательности этого мужчины нет (даже при рассудочно высокой его оценке), то попытка достичь удовлетворения совершенствованием только техники секса вряд ли даст эффект. Наиболее же вероятно притяжение к высокоранговому и высокопримативному мужчине, которые и преобладают среди успешных любовников.
  • Выход замуж по рассудочным соображениям (за доброго, честного, порядочного, …) при всех плюсах такого решения может быть (первое время) чреват проблемами с вашим сексуальным удовлетворением.

Так кого же больше?

У меня было сорок фамилий
У меня было семь паспортов
Меня семьдесят женщин любили
У меня было двести врагов…
/Владимир Высоцкий/

В прессе и в неформальном общении часто звучит мнение, что в одиночестве женщин виновата нехватка мужчин. Однако известен тот факт, что мальчиков рождается больше, чем девочек! Из результатов переписи населения России можно отчетливо видеть, что изначальное преобладание мальчиков сохраняется и среди мужчин вплоть до 35-летнего возраста, от 35 до 45 их примерно поровну, далее наблюдается отчетливое преобладание женщин. Тот факт, что женщин в среднем больше чем мужчин, вводит общество в заблуждение — 50-70-летние женщины (которых и в самом деле намного больше) уже не представляют реального интереса как брачные и сексуальные партнеры. В репродуктивном же возрасте мужчин больше. Это значит, что среднестатистическая женщина имеет выбор в течение всего репродуктивного периода, что имеет глубокий биологический смысл.

Полагаю, что здесь имеет место сильная наблюдательная селекция — женщины о своих проблемах с замужеством рассказывают часто и без особого стеснения, а для мужчин такие проблемы всегда были делом постыдным, потому тщательно замалчиваются. Ну а дитя не плачет — мать не разумеет.

Нехватка мужчин могла бы иметь место, если бы одна женщина могла быть замужем за несколькими мужчинами, хотя бы неофициально. Тогда бы другим действительно не доставалось. На практике женщины гораздо более склонны сбиваться в тайные гаремы при высокоранговых женатых мужчинах. И при этом часто проявляют им такую завидную верность, что другим мужчинам, даже свободным, там просто нечего делать. И такие женщины считаются одинокими!

[Многие люди несчастны по той причине, что стали рабами стереотипов. Они даже не пытаются проверить, верно ли то или иное утверждение, продолжая верить общественному мнению и плывя по течению жизни. На пикап тренингах Академии Знакомств вы научитесь принимать решения, научитесь быть хозяином своей жизни.]

Между тем, раз уж мужчин и женщин примерно поровну (проценты не в счет, да и те в пользу женщин), то по «закону сообщающихся сосудов», чем больше женщин в гаремах у одних мужчин, тем больше других вынуждены изображать убежденных холостяков. Мужчина, работающий любовником при замужней женщине, как правило, женат, и он никогда не бывает им обоим настолько верен, чтобы у других женщин не было шансов.

Короче говоря:

  • Мнение о том, что женщинам трудно выйти замуж из-за нехватки мужчин — массовое заблуждение, основанное на поверхностном знакомстве со статистикой, усугубленное скрытностью мужчин в своих брачно-сексуальных проблемах.

Происхождение семьи, проституции и промискуитета

Светлой памяти Фридриха Энгельса посвящается…

Исследования брачного поведения животных показывают, что следует различать семью как хозяйственную единицу и группирование особей с целью спаривания. То, что на практике обе эти роли очень часто совмещаются, еще не означает, что иначе просто не может быть.

Например, у тех видов, у которых один из родителей в состоянии вырастить детенышей в одиночку, семья, как хозяйственная единица, состоит чаще всего лишь из этого родителя и детенышей. Стало быть, объединение самки с самцом здесь преследует цель исключительно спаривания, к семейной жизни (в нашем понимании) не имеющее никакого отношения. То же можно сказать и о видах, практикующих R-стратегию размножения, когда родители совсем никак не заботятся о потомстве. Это — один полюс брачного мира.

Для других видов, взращивание детенышей которых уже невозможно без помощи извне, появляется резон привлечь второго родителя для этой помощи. Виды со строго парной организацией семьи (например — птицы, особенно птенцовые) являют собой другой полюс брачного мира. Здесь спаривание и выращивание потомства выглядят чем-то естественно нераздельным. Однако! Как уже было сказано, в таких парных семьях «супруги» отнюдь не всегда соблюдают копулятивную верность. У тех же птиц до четверти всех птенцов колонии генетически могут быть неродными «законным мужьям», хотя в хозяйственном отношении такие пары могут являть собой идиллическую картину.

Впрочем, второй родитель — не единственно возможный помощник в этом деле. Можно ведь привлечь бабушек, сестер, образовать какое-то подобие детского сада, и прочее и прочее. Например, зайчиха кормит молоком первого попавшегося ей зайчонка, не обращая внимания на степень его родства. Какой же путь предпочтительнее? Если «основной» родитель (то есть тот, который выполняет основную работу по уходу за потомством — чаще самка, но бывает и самец) нуждается лишь в дополнительной помощи, не носящей принципиально важного характера, то предпочитается, как правило, именно помощь со стороны всей группы в целом. Так поступают, например, многие псовые. Однако если требуется помощь на грани самопожертвования, то этот путь становится ненадежным. Здесь уже требуется «личная преданность».

Как в этом смысле обстояли дела у наших предков? «Основным родителем» была, очевидно, самка. Столь же очевидно, что далеко не каждая бабушка тогда доживала до рождения внуков, а у сестер — свои дети, да и охотники из женщин явно хуже, чем из мужчин. В то же время, ребенок или плод, лишенный в достатке белкового питания, мог пострадать от алиментарного (пищевого) маразма. В этих условиях помощь со стороны мужчин должна была носить основной характер, хотя и не исключающей вспомогательной помощи других членов группы.

Характерной особенностью поведения гоминид является полное отсутствие инстинктивных программ заботы самцами о маленьких детенышах, да и о самках вне периода течки тоже. Когда наши предки еще не отличались от обычных обезьян, то в этом не было необходимости — самки вполне справлялись сами или с небольшой помощью бабушек.

Но когда наши пращуры встали на две ноги, а объем их мозга начал увеличиваться (с соответствующим ростом интеллекта), то самки в одиночку справляться перестали. Ведь с одной стороны, увеличилась голова плода, с другой стороны — прямохождение сузило таз пра-женщин. Это затруднило роды настолько, что с общебиологических позиций ребенок вынужден рождаться сильно незрелым, а значит совсем беспомощным, чтобы пройти по родовым путям. С третьей стороны, рост интеллекта предполагает удлинение периода формирования и обучения мозга, то есть еще большее удлинение детства, а значит и периода беспомощности ребенка.

Действительно, срок детства у человека (по отношению ко времени жизни) самый большой среди всех животных. Детство составляет порядка четвертой-пятой части всей жизни. У детей наших пращуров детство было конечно, короче. Если современный ребенок практически беспомощен до примерно шести лет, то у homo erectus беспомощность длилась, видимо, порядка двух лет.

Итак, что мы имеем: ребенок с матерью нуждаются в длительной и достаточно пристальной заботе, формирование умного мозга требует белковой (фактически — мясной) пищи, которую мать, связанная беспомощным ребенком по всем четырем конечностям, добыть не могла, а инстинкта заботы о самке у самца нет. Интеллект, который мог бы принять рассудочное решение о такой заботе, в зачатке и на такое еще неспособен. Как же быть?

Поскольку инстинктивные программы поведения не могут возникать на пустом месте, то нужно рассмотреть: от каких других инстинктивных действий могли бы произойти инстинкты заботы о самках и детях у пра-мужчин? Что может послужить основой для выработки инстинкта отцовства?

Наиболее реальный путь — через половую привязанность. Однако для ее использования имеется очень важное препятствие! Дело в том, что половая активность самок (а нередко и самцов) у большинства видов носит отчетливо выраженный циклический характер. Их половая готовность длится всего несколько дней в году, а вне этого периода (периода течки) самки таких видов совершенно неспособны к спариванию! Вместе с тем этот путь наиболее эффективен, так как сексуальная привязанность — одна из наиболее сильных. И едва ли не единственный путь решения этой проблемы — расширение временных границ течки (точнее, расширение границ способности самки к спариванию безотносительно к возможности оплодотворения) и скрытие внешних признаков самого момента овуляции (подробнее смотрите в [2]). И в самом деле, в своей круглогодичной сексуальной готовности женщины уникальны во всем живом мире. Если круглогодичная половая готовность самцов — явление довольно частое, то менструации наблюдаются только у самок вида homo sapiens и более ни у кого.

Теперь уже самке есть что предложить! Самец, таким образом, уже получает стимул к ее подкармливанию в течение всего репродуктивного периода (и другим видам заботы о ней), причем оплодотворение этой самки, в общем случае может в виду не иметься. Точнее — самец, в соответствии с принципом неограниченности своей сексуальной экспансии, стремится к максимальному количеству оплодотворенных самок, и где-то подсознательно заинтересован, чтобы эта самка от него забеременела. Особенно если учесть, что «алименты» платились не за количество детей, а за количество спариваний. Пра-женщине же для рождения детей нужно лишь одно зачатье в год, и не от кого попало, а от самого здорового и высокорангового. А кто же будет ее кормить?

[Вы уже третий месяц ухаживаете за ней, а она все кокетничает и лишь иногда позволяет себя целовать? Чувствуете, что вас держат в качестве «запасного аэродрома»? Иной раз вы думаете о том, что легче заплатить и снять проститутку? На практических пикап тренингах Академии Знакомств вы станете тем мужчиной, за которыми «бегают» женщины, за которого они сражаются.]

Высокоранговый как кормилец — лишь мечта. Добытчик-то он неплохой, (в том числе за счет грабежа низкоранговых), но ведь он пользуется большим спросом, и всех самок, которые его хотят, прокормить не в состоянии. Разве что одну-две «любимых жены». Да и нет у него стимулов к этому! Зачем ему платить за спаривание, если он его имеет бесплатно?

Если бы было возможно высокорангового захватить монопольно (что, как уже сказано — предел мечтаний), то все проблемы были бы разом решены. Однако такой монопольный захват высокорангового самца был практически невозможен. Даже «любимая жена» не могла на него рассчитывать. На предпочтительную (опять же — не монопольную) подкормку — могла, а на сексуальную верность — нет.

Казалось бы, сексуальная верность сама по себе самке была не очень-то и нужна — уж раз в год он ее оплодотворит! Однако, сексуальная неверность такого самца была чревата самке. Во-первых, опасностью потери статуса «любимой жены», а во-вторых — снижением интенсивности половой жизни именно с ней, а это — недобор удовольствий (низкоранговые самцы в этом — замена плохая, того удовольствия они не доставляют). И далее, потеря статуса «любимой жены доминанта» означает и снижение собственного ранга этой самки в иерархии. Но это мы все о «любимой жене», каковыми чаще всего становились самки с достаточным ранговым потенциалом. А как быть остальным?

Очень просто! Для зачатия детей и для собственного удовольствия предпочитался высокоранговый самец, вызывая ревность его «любимых жен». И одновременно пудрились мозги нескольким низкоранговым, осыпающим их подарками в трепетной надежде на долгожданный акт, который самкой по возможности оттягивался. Вплоть до полного уклонения — в пользу высокорангового. Но при всем при этом у низкоранговых самцов зачастую просто не было другого выхода, кроме как оплачивать свой доступ к телу. Даже при том, что отцом большинства детей этой пра-женщины скорее всего будет не он. Такая практика, по сути, является разновидностью полиандрии. Замечу кстати, что эта необходимость для самок иметь кормильца открыла для низкоранговых реальную возможность передавать свои альтруистические гены потомкам. Не с этим ли связано наблюдаемое последнюю пару сотен тысяч лет резкое ускорение социальной эволюции человечества, обусловленное усилением альтруистических тенденций в поведении людей?

Далее, в ходе экономического развития человечества, при переходе от собирательства к воспроизводящему хозяйству (иногда называемом «неолитической революцией»), в какой-то момент для женщины стало излишним кормиться у нескольких разных мужчин — стало хватать одного. Или одного богатенького на нескольких, да и она сама стала экономически более значимым субъектом. В этих условиях, раз уж исчезла необходимость кормиться у многих, автоматически исчезла и необходимость этим многим и отдаваться! В силу этого представляется естественным желание наших предков зафиксировать брачный союз (моно- или полигинийный), что не только отвечало новым экономическим реалиям, но и препятствовало распространению венерических заболеваний. Автоматически это отвечало и каким-то идеалам справедливости — вместо первобытного «у одного самца все; у остальных — ничего» появилось «каждому мужчине — по женщине». Я не склонен преувеличивать влияние идей равенства на людей времен неолитической революции, но в нашем случае это равенство получалось как побочный эффект вышеуказанных факторов, как самостоятельный фактор вряд ли сильно значимый. Тем более, что поначалу преобладающей была именно полигиния, как наиболее привычная для высокоранговых, но весьма несправедливая к низкоранговым.

Еще одно важное замечание — отношение к самке как к товару, который можно купить (и который не возражал против того, чтобы быть купленным), умноженное на отсутствие инстинкта заботы о самке привело, в конце концов, к системе отношений, известных как патриархат. Матриархата же, как сколь-нибудь массового явления не было у наших предков. По крайней мере, десять миллионов лет — с тех пор как они переселились в саванну, а может и никогда. Для этого не было ни инстинктивных, ни экономических, ни иных предпосылок (смотрите [1]). Наоборот, по причине большой опасности жизни в саванне возрастала роль самцов как защитников, со своеобразной милитаризацией популяции, повлекшей за собой предоставление привилегий защитникам (в том числе за счет ущемления «прав» самок). Практика исчисления родства по матери у некоторых народов отражала лишь невозможность достоверного определения отца при активном промискуитете, и более ничего.

Но все же, поскольку патриархат оформился относительно поздно, в инстинктах он закрепился слабо. А потому никак не мог отменить фундаментального принципа незаменимости самки, которому, по меньшей мере, полмиллиарда лет. Как только юридический прессинг ослабевал, так выбирающим субъектом опять становилась женщина. Вспомним хотя бы средневековых рыцарей. И более того, даже в разгар патриархальности сам жених невесту не выбирал — это делал кто-то третий (обычно — родители).

Короче говоря:

  • Предпосылки для привлечения самцов к участию в воспитании детенышей у наших предков возникли при переходе к прямохождению и увеличению размера мозга, в результате чего младенец стал рождаться беспомощным, а его детство сильно удлинилось. Из этого последовала необходимость материальной поддержки пра-женщины в период вынашивания и выращивания ребенка, который без такой поддержки просто не смог бы выжить.
  • Стимулом для такой поддержки для самцов могла быть (и стала) лишь постоянная сексуальная готовность пра-женщин, ни у каких других видов более не встречающаяся.
  • В результате, спаривание стало использоваться для двух независимых целей: как и прежде — для зачатья детей, и для оплаты материальных благ, предоставляемых самцами. В силу слабой взаимозависимости этих задач вовсе не обязательно, чтобы в первом и втором случае самцы должны быть одними и теми же, то есть имела место своеобразная смесь полиандрии и полигинии, причем полиандрический компонент был обусловлен главным образом материальными причинами.
  • Переход же к современному моно- и полигинийному браку был обусловлен экономическим развитием человечества, избавившим женщину от материальной необходимости отдаваться многим мужчинам.

Еще о выборе

Кто выбирает? В животном мире всегда выбирает самка. Если будет выбирать самец, то это будет противоречить фундаментальному принципу разделения полов — принципу незаменимости самки. Те очень немногие виды, где визуально выбирает самец, можно рассматривать как кратковременные «завихрения» эволюции. Да и там этот выбор самки, скорее всего, как-то просто замаскирован. Например, самка может не делать выбора сама — она может спровоцировать самцов на самостоятельное выяснение отношений между собой, а затем предпочесть победителя (а может закапризничать и не предпочесть…). Главный признак отбора — то, что на «входе» в ситуацию имеются несколько самцов, а на «выходе» — один, а техника этого отбора очень вариабельна у разных видов. Очевидно, что именно такой отраженный отбор и происходит у людей. Женщине считается неприличным и даже невозможным делать выбор прямо, без предшествующего выяснения отношений между самими мужчинами, хотя бы заочного или даже мнимого (опять вспомним средневековых рыцарей). Затем ей очень трудно не предпочесть мужчину, демонстрирующего поведение победителя.

Выше мы уже выяснили, что строя свои отношения с мужчинами, женщина инстинктивно преследует две в общем-то слабо связанные цели. С одной стороны, с мужчин хочется взять побольше материальных благ (не только инстинктивно, но и сознательно), с другой — хочется одного такого, чтобы сердце замирало от мыслей о нем. В первобытные времена сколь-нибудь близкое совмещение этих целей в одном самце было возможно лишь для немногих самок. Для большинства же остальных эти цели достигались путем промискуитета — невозможностью быть на полном материальном содержании одного высокорангового самца компенсировалась большим количеством низкоранговых, вместе с тем для сексуального обслуживания при возможности по прежнему предпочитался высокоранговый.

Однако по мере экономического развития человечества стали возникать предпосылки (см выше) для фиксации брачных отношений в форме моно- или полигинийного брака. При этом либо законодательно, либо силой традиций запрещались свободные перемещения партнеров после образования союза. Естественно, половые связи вне этого союза, как правило, также запрещались. Произошло это исторически очень поздно, поэтому в инстинктах не отразилось совсем — чувства по прежнему продолжали жить в первобытном стаде.

В этих условиях, если потенциальным супругам предоставлялась какая-то свобода выбора, то будущая жена ставилась в очень сложное и во многом противоречивое положение. С одной стороны, нужен супруг, то есть помощник в семейных делах, и способный относиться к ней как к человеку. А с другой стороны, поскольку совокупляться разрешалось только с мужем, то хотелось такого, с кем бы было приятно это делать, к которому звало бы сердце. А это как правило, высокоранговый.

В то же время (если, опять же — эта свобода выбора предоставлялась) считалось предпочтительным и целесообразным делать выбор именно по зову любви, что находилось в полном согласии с инстинктами сексуальных предпочтений, а потому возражений у брачующихся не вызывало. Но тем самым, ценности семейной жизни как способа совместного воспитания детей и прочей взаимной поддержки предлагалось фактически отбрасывать. Ну точнее, предлагалось надеяться на везенье. И это при том, что брак имелся в виду именно пожизненный (пожизненность была обусловлена экономическими причинами) — разводы хотя и могли разрешаться, но так или иначе порицались. Предлагалось стремиться именно к «любви до гроба». К чему это приводит на практике, мы, увы, хорошо знаем — сбитый с толку рассудок вконец запутывается, принимая в конце концов случайное или заведомо неоптимальное решение.

Поскольку сейчас личная свобода, а вместе с ней и свобода выбора партнера возведены в культ, то уже ничто не сдерживает инстинктивных позывов. Естественно, что все женщины при этом норовят выбрать высокоранговых, наивно полагая, что легко могут захватить его монопольно. Поскольку в большинстве стран принят моногамный брак, а высокоранговых на всех не хватает, то складывается иллюзорная ситуация, что как будто выбирают мужчины. То, что выбирать могут не все мужчины, мало кто замечает — низкоранговые о своих затруднениях стыдливо помалкивают. Да, имея большой успех у женщин, высокоранговые действительно имеют возможность весьма широкого выбора, и не обременяясь мыслями о долговременных отношениях, реализуют свой выбор сполна («взял» жену — это про них). А ведь доминантному мужчине брак объективно не нужен. Такой и без брака имеет от женщин все, что пожелает. Он без затруднений найдет себе женщину (и не одну), которая его накормит, обстирает, обслужит сексуально, и одна безропотно воспитает его детей, безнадежно мечтая о нем, как о муже.

Хуже — женщинам. Инстинкт сексуальных предпочтений требует, чтобы они выбирали высокоранговых мужчин, а реалии современной жизни требуют создать семью. Высокоранговые, по моим оценкам, составляют только 10-20% от общего количества мужчин. Получается, что все женщины, желая доминантов, создают конкурс 5-10 человек на место. Желаемых ими мужчин для моногамных семей, естественно, на всех не хватит — именно отсюда исходят стоны о нехватке мужчин. Это еще один пример наблюдательной селекции — женские взоры прикованы к поручикам, память бережно хранит именно их образы (пусть не всегда приятные), и говоря о мужчине «вообще», женщины непроизвольно имеют в виду только их. Ну и плюс объективная селекция, о которой будет сказано ниже. В первобытном стаде эти 10-20% самцов оплодотворили бы всех самок; все самки были бы удовлетворены, в том числе, сексуально. Но хочется, чтобы он принадлежал только вам, не так ли? Так ведь у него другое мнение на этот счет…

Всех хуже в этом отношении низкоранговым мужчинам. От всех им достается — «омегу» и так бьют все, а с женщинами — «удни огурченья». Хотя с точки зрения ценностей семейной жизни они очень часто предпочтительнее «альф». По крайней мере, они преданнее. Их беда и причина одиночества в том, что они не вызывают у женщин никакого интереса. Получается, что среди тех мужчин, которые нравятся женщинам, порядочных в самом деле мало.

Низкоранговому мужчине брак нужен, главным образом, чтобы заниматься сексом и иметь детей. Вне брака ему «дают по морде-с», да и в браке норовят обделить (если даже ему повезет, и удастся жениться, а впрочем, везенье ли это, если хороших жен таким не достается?). Как уже было сказано, низкоранговому позволяют заниматься иногда сексом скорее в обмен на выполнение прочих семейных обязанностей, с большинством которых он справляется лучше высокорангового. Женщинам, в силу эгоцентризма и наблюдательной селекции, присуще преувеличивать неспособность мужчин к самообслуживанию, как и тяжесть женской доли. Так что готовка-стирка — не главный мотив к вступлению в брак для низкоранговых.

Короче говоря:

  • Рекомендация «жениться по любви» в основе своей весьма противоречива, и приводит лишь к путанице, заблуждениям и разочарованиям.
  • Старые холостяки бывают двух видов: высокоранговые, которым брак просто не нужен; и низкоранговые, которые вовсе не прочь бы жениться, да вот при всех их достоинствах не нужны они никому…

Как быть мужчинам, которым никак не везет

Лучше тебя потом простят, чем сейчас не заметят.
/из законов Мерфи/

Очевидно, есть смысл что-либо рекомендовать «корнетам», ибо «поручики» прекрасно обходятся без советов. Причем, спрашивать совета у «поручика» бессмысленно — получится как в анекдоте. «Поручики» ведут себя очень и очень различно с женщинами, и об их высоком ранге говорит не только и не столько их раскованное поведение, сколько трудноуловимая самоуверенная мимика и «лица необщее выраженье».

Поскольку корень ваших затруднений в отношениях с женщинами — в низком первобытном статусе, то вам, конечно, захочется его повысить. Могу сразу сказать, как это сделать: надо разбогатеть или прославиться (как вариант — сделать карьеру). Можно напиться, но это помогает ненадолго. Общеизвестно, что женщины очень любят деньги, но не каждый догадывается, что богатство — не только самоцель для женщины, но также одно из проявлений высокого первобытного ранга, и женщины любят не только деньги, но и мужчин, сумевших их добыть. Ведь разбогатеть в первобытном стаде, будучи низкоранговым, практически невозможно — вышестоящие все отнимут. В современном обществе это уже в принципе возможно, но если ваш фактический ранг будет уж очень явно несоответствовать вашему богатству, вы можете позднее столкнуться с ее неверностью. Ведь «кормильца» приятно «доить», иногда поощряя сексом, но любовника ей хочется другого…

Что касается славы, то лучше всего стать поп-звездой. И избави боже совершать подвиги, связанные с риском для жизни: готовность к самопожертвованию — однозначный признак низкого ранга, а подлая готовность при опасности подставлять других (властвовать над другими) — признак высокого!

Как уже было сказано, характерным для людей является различие их уровней примативности. Примативность животных, особенно низших, всегда близка к максимуму. Напомню, что низкопримативный человек в повседневной жизни руководствуется рассудком, а не инстинктивными программами. Поскольку инстинктивные брачные ритуалы диалогичны (как пароль и отзыв), то несоответствие поведения человека этим ритуалам может серьезно осложнить ему поиски спутника жизни. Такого мужчину могут просто не воспринять как половозрелого самца.

Говорят, что женщины любят ушами. Скажу более, это характерно не только для людей! Самцы певчих птиц поют песни именно для привлечения самок, для того же стрекочет кузнечик, квакает самец лягушки, завывает по ночам мартовский кот, и прочее, и прочее. Ну а про эстрадных звезд и говорить нечего — это одна из наиболее популярных среди женщин категория мужчин… Да и поют-то они большей частью о любви!

Что важнее для успеха — высокий ранг или высокая примативность? Конечно высокий ранг! Поручику прощается все, в том числе и низкая примативность. Более того, высокоранговые мужчины с низкой примативностью часто обладают особым обаянием, и имеют особый успех именно у высокопорядочных женщин, хотя рекордные гаремы не у них. Впрочем, примативность — в основном врожденное качество, и какой-либо «работой над собой» изменить ее сложно, особенно если у вас нет артистических дарований.

Низкие шансы можно попробовать скомпенсировать большим количеством попыток — под лежачий камень и вода не течет. И не стесняйтесь использовать для этого излюбленную женскую тактику — крутить несколько романов параллельно, приняв разумеется меры к тому, чтобы эти «параллели» не пересекались… По крайней мере, наберетесь практического опыта, и возможно обретете недостающую вам уверенность. Для обретения опыта можно также повстречаться по брачным объявлениям, но не рассчитывайте на них всерьез — они крайне неэффективны как метод поиска супруги.

Конечно, женщинам присуще всячески потешаться над низкоранговыми мужчинами, но относитесь к этому философски, и не прекращайте попыток. Во всяком случае, не делайте из этого трагедии, и не впадайте в депрессию. Тем более, что мы живем в вероятностном мире, и как уже было сказано, высокий ранг сам по себе — еще не гарантия полного успеха, и наоборот, низкий ранг — еще не гарантия неуспеха. Это лишь факторы, сильно влияющие на вероятность взаимности. Кроме того, существует еще инстинкт сексуального любопытства…

И еще — если ваш ранг низок, постарайтесь не тратить время на высокоранговых женщин.

Теперь несколько конкретных советов:

  • Имеет смысл попробовать какой-нибудь психологический тренинг по повышению уверенности в себе, однако будьте внимательны и придирчивы в выборе вида такого тренинга и его ведущего. Если его будет вести действительно высококлассный специалист, то ваши шансы повысить свой ранг (по крайней мере визуальный) будут достаточно высоки. Виртуозы могут даже поставить вам вышеупомянутую «трудноуловимую самоуверенную мимику»! Можно порекомендовать такое упражнение: глядя на женщину, думать — куда бы ее поцеловать? Глядя на мужчину — куда бы его ударить? Подчеркну, что это должно быть мысленное упражнение. Результаты можно ощутить уже спустя пару месяцев. Однако на мужчинах упражняйтесь осторожней — очень высокоранговый может воспринять слишком смелый взгляд как вызов на иерархический поединок, и принять его! Что в ваши планы может совсем не входить… Ведь по иерархическому «этикету» низкоранговый обязан взгляд опускать, когда на него глядит доминант.
  • Пытаясь изобразить высокоранговость с женщинами, не будьте злобны и агрессивны! Помните, что корень высокого рангового потенциала — в высокой самооценке, и вытекающей из нее уверенности в себе. Злобность — скорее наоборот, удел низкоранговых. Веселая жизнерадостность уверенного в себе человека, у которого все в жизни складывается удачно, который в определенной степени «сыт» радостями жизни, не боится вступать в контакт с другими людьми — вот стиль поведения и жизни, к которому нужно стремиться. Тем более, что даже у самой высокопримативной женщины есть какой-никакой рассудок, и откровенный агрессор может вызвать чисто рассудочное неприятие.
  • Не осуждайте ваших возлюбленных за то, что они строят глазки, а может быть, и встречаются не только с вами, а вас держат «привязанными» на определенной дистанции — природа возложила основную ответственность выбора именно на них. Хоть времена уже не те… И не осуждайте своих жен за непреодолимое желание нравиться всем мужчинам подряд — неверность из этого автоматически не следует. Помните, что без веских причин женщина не станет привносить в свою жизнь что-то опасное.
  • Но! Не тратьте зря время, если увидите, что дистанция между вами уж очень долго не сокращается — значит, Вас держат только для коллекции. В этом случае, Вы ей, скорее всего не нужны — нужны Ваши знаки внимания. Дело в том, что женская потребность в знаках внимания со стороны мужчин является едва ли не самоцелью для них, своего рода психологической пищей. А дозированная благосклонность отпускается вам лишь для того, чтобы этот ваш источник знаков внимания не иссяк как можно дольше. Доказано, что слишком длительные ухаживания к удачным бракам не приводят — всю оставшуюся жизнь вас будут рассматривать, как рака на безрыбье.
  • Если инициатива ваших встреч или иных контактов (например, телефонных) всегда исходит от вас, а она, в лучшем случае лишь милостиво не отказывается, то это явный признак бесперспективности ваших отношений. В этом случае, Вы для нее — лишь экземпляр коллекции, да быть может, источник приятных подарков.
  • Делая подарки, и оказывая услуги, старайтесь не выходить за чисто ритуальные рамки — это ни в коем случае не должно носить характер искреннего самопожертвования. Подарки должны дариться с небрежной легкостью. Ей может быть, будет приятно видеть, как Вы «разбиваетесь в лепешку», ибо это значит для нее, что ее цель в отношении Вас достигнута, но эта ее приятность вовсе не повлечет за собой приятность для вас. Как правило, принимая знаки внимания, женщина не чувствует себя за это чем-то обязанной. Например, если женщина просит Вас оказать ей в той или иной степени унижающую Вас услугу, то если нет возможности отказаться, нужно всячески подчеркнуть ритуальность и формальность вашего подчинения. Не бросаться сразу же ее выполнять с раболепной услужливостью — так делают низкоранговые, а снисходительно глядя на нее прочесть какой-нибудь стих, что-нибудь вроде (Козьма Прутков):Желанья вашего всегда покорный раб,
    Из книги дней своих я вырву полстраницы.
    И в ваш альбом вклею — вы знаете, я слаб,
    Пред волей женщины, тем более — девицы…Тем самым ваше подчинение практически полностью утрачивает характер иерархического, переходя в разряд чисто брачно-ритуального.
  • Не старайтесь особенно-то доказывать, какой вы трудолюбивый, трезвый, заботливый, чуткий, и тому подобное — ее сердца Вы этим не завоюете; а если она еще не была замужем, то скорее всего не завоюете и головы.
  • Как уже было сказано, для женщин характерны те или иные разновидности параллельного промискуитета, чаще платонические. То есть, они склонны «обрабатывать» несколько мужчин одновременно. Если при этом она держит достаточную дистанцию со всеми «обрабатываемыми», кроме, быть может, одного, предоставляя остальным лишь безнадежно вздыхать, то это есть норма и обычная практика, служащая для расширения поля выбора. Такая практика, в сочетании с эгоцентризмом, воспринимается как коварство. Этот термин в данном случае не вполне точен — на ком она остановит свой выбор, зачастую она сама не знает до последнего момента (впрочем, она как правило точно знает, на ком она неостановит свой выбор). Да и в момент выбора она не всегда отдает себе внятный отчет — почему выбран тот, а не другой. Так что не устраивайте по этому поводу скандалов и не лезьте зря в петлю — в соответствии с инстинктом женщины просто обязаны так поступать.
  • Как один из весьма сильных (хотя и рискованных для самих женщин) способов соблазнения мужчин может применяться и кратковременный «допуск к телу». В этих случаях женщина сравнительно легко соглашается на кратковременные интимные отношения, вообще говоря не предполагающие развития и углубления. Основная подсознательная цель такой связи — привязать мужчину к себе, попутно удовлетворив инстинкт сексуального любопытства. На рассудочном уровне это объясняется женщиной как правило, как желание «развлечься». Однако по прошествии непродолжительного времени (нередко — уже на следующий день) в продолжении интимных отношений вам может быть отказано, возможно с предложением «остаться друзьями». И горе вам, если Вы уже успели в нее влюбиться! Перспективы взаимности в этом случае иллюзорны или исчезающе слабы! Короче говоря, не спешите влюбляться в женщину только за то, что она Вам пару раз отдалась. Это может быть лишь только наживкой, за которой не следует ничего, кроме больно жалящего крючка. Разумеется, это не означает, что нужно отказываться от близости. Просто наживку нужно аккуратно обглодать, не проглотив крючка (в смысле — не потеряв головы).
  • Чем меньше женщину мы любим, тем легче нравимся мы ей… Применительно к самому Пушкину эти слова безусловно справедливы, но подобные рекомендации, такие как «не обращать на нее внимания», «сразу поставить ее на место», «прикрикнуть», и тому подобные, являются характерными для поведения «поручиков», и хорошо срабатывают в их же исполнении. Доминанту не нужно любить женщин — женщины его и так любят. Если же ваш ранг низок, то ваше необращение внимания останется незамеченным. А попытка «поставить на место» будет рычанием бумажного тигра, и не вызовет ничего, кроме усмешки или праведного гнева, ибо «шапка будет не по Сеньке».
  • О женской неверности. Если не рассматривать явную или неявную проституцию, то есть половую связь за материальные блага, то изменяет женщина в большинстве случаев тогда, когда не удовлетворена рангом своего мужа. Особенно если у нее повышена сила врожденной программы сексуального любопытства. И если Вы свою жену не удовлетворяете сексуально, а кто-то другой удовлетворяет, то дело тут не в его особом умении, и не в размерах гениталий, а именно в ранге. Даже потенция — не главная в числе причин неверности. Если ее не устраивает что-то другое (низкий интеллект, грубое обращение, лень и тому подобное), то она от вас скорее уйдет, чем начнет изменять.
  • Женщинам присуще хныкать, в том числе о том, как им трудно выйти замуж. Однако не воспринимайте это хныканье слишком буквально, и не стройте иллюзий, что женщины будут на Вас кидаться, отпихивая конкуренток (если вы конечно, не поп-звезда, или подобная личность с высочайшим рангом). Женщины, стремясь нравиться всем мужчинам, тем не менее будут до старости сидеть и ждать, когда их кто-то завоюет (а они еще будут обороняться — впрочем, стойкость этой обороны обратно пропорциональна рангу мужчины), доказав тем самым свое первобытное право на близкий контакт, даже когда уже нет никаких шансов. На практике замуж они хотят гораздо меньше, чем об этом говорят. Особенно, если им за тридцать — в этом случае, помимо прочего, срабатывает (впрочем, присущее и мужчинам тоже) нежелание изменять привычный порядок жизни.
  • Говоря, что дескать, «нет мужиков» или «никто не обращает внимания», женщина вольно или чаще невольно лукавит. Женщина репродуктивного возраста, абсолютно не пользующаяся вниманием мужчин, — явление практически невозможное (если, конечно, мужчины физически наличествуют в радиусе нескольких километров). Хоть пьяный на улице, да пристанет. Эти высказывания следует понимать, как «мало мужиков» или соответственно «мало поклонников», и среди них нет достаточно подходящего (а мы знаем, кто этот подходящий). Ну а поклонников, как и денег, никогда не бывает слишком много.Так что, ухаживая за какой-то женщиной, даже некрасивой, не рассчитывайте, что у нее совсем нет других ухажеров, а исходите из того, что вы — лишь один из претендентов.
  • Но если конкуренция за женщину явно слаба, будьте внимательны! Хорошо, если причина этого — в непривлекательной внешности. Иначе, на то могут быть очень серьезные причины. Если женщины отвергают мужчин за несоответствие первобытным критериям, то мужчины, руководствуясь рассудком, отвергают женщин за более объективные недостатки. То же касается разведенных женщин: хороших жен стараются не терять — очень желательно выяснить причину развода.
  • Не скромничайте, и не занимайтесь самокритикой. Если вам есть чем гордиться, не оставляйте это на потом, в расчете, что позже это будет приятная для нее неожиданность. Эдак это «позже» не наступит никогда. Также не рассчитывайте, что она сама увидит ваши достоинства — пресловутая женская проницательность — не более чем миф. Иллюзию женской проницательности создает женское умение хорошо читать жесты и мимику, как древний довербальный язык общения. Однако по жестам можно определить текущее состояние человека, но никак не его биографию и моральный облик. Как уже было сказано, женщины, руководствуясь чувствами, оценивают мужчин очень поверхностно. Не скажу за всех женщин, но среднестатистическая женщина вовсе не проницательна, что является следствием ее эгоцентризма. Если бы это было не так, женщины не страдали бы так часто от жуликов в общественном транспорте.Женщина, оценивая ваши достоинства (как они ей поданы), скорее сопоставляет их не со своими достоинствами и недостатками (в соответствии с принципом незаменимости самки, собственные недостатки менее важны в сравнении с самим фактом существования самки), а сопоставляет их с аналогичными качествами других мужчин (тоже как они ей поданы).Обратите внимание, как беззастенчиво нахваливают себя опытные донжуаны, не брезгуя при случае и приврать. Я, разумеется, не могу рекомендовать вранье в качестве метода, но что есть, то должно быть выставлено напоказ. При этом не следует забывать старину Карнеги — «Отправляясь на рыбалку, я беру с собой червей, хотя сам предпочитаю клубнику со сливками». То есть то, что нравится в себе вам самому, может не нравиться другим.
  • Поосторожней с объяснениями в любви! Это может быть финишем, т.к. цель брачного поведения женщин — влюбить в себя; если эта цель достигнута, то дальнейшие отношения для нее могут стать неинтересны, вас станут лишь вяло придерживать для коллекции. То, что выслушивание объяснений женщине приятно, есть просто удовлетворение человека, достигнувшего цели.

Практические выводы для одиноких женщин

— О чем должна думать курица, бегущая от петуха?
— А не быстро ли я бегу?
/анекдот/

  • Как было сказано выше, максимальное количество самок самец может оплодотворить в том случае, если будет заниматься каждой из них лишь необходимый минимум времени. В этом причина предпочтения мужчинами легкодоступных женщин. Другими словами, добившись тела, он может утратить к оному объекту интерес, ибо цель достигнута, и пора быстренько заняться другой. Поэтому можно посоветовать женщинам уклоняться от интимного контакта, даже намеков на него, пока это возможно (ну, кроме случаев, когда вам только это и нужно). Если опасаетесь, что без этого он вас бросит, значит бросит в любом случае, а после этого, пожалуй, еще быстрее. Кстати, мужская любовь гораздо более скоротечна, чем женская, хотя по силе часто превосходит женскую в апогее. Так сказать, ярче вспыхивает, но быстрее сгорает. Смысл для мужчин тот же — не тратить зря время.
  • Не осуждайте своих мужчин за то, что они заглядываются на других женщин. Если он только глядит, и не более того, то в этом нет ничего страшного. Вы ведь сами принимаете максимум мер к тому, чтобы мужчины на вас глядели, и как можно больше и дольше, хотя вы, возможно, давно замужем. Запрещать мужчинам глядеть на других женщин равносильно тому, чтобы запрещать вам выглядеть красиво и привлекательно (притягивать взгляды мужчин).
  • Несколько утрируя, можно сказать так: всем женщинам нравятся одни и те же мужчины. Если вам нравится некоторый мужчина, то очень велика вероятность, что он же нравится не только вам. Если некоторый мужчина вам не нравится, то очень вероятно, что он не нравится никому (из женщин) и никогда. Так что если вы чувствуете, что вам приходится за этого мужчину конкурировать с другими женщинами, то знайте, что конкурировать придется всю оставшуюся жизнь, если даже его удастся захомутать. А если видите, что мужик вроде бы хороший, но «не лежит душа», то не успокаивайте совесть мыслями, что у другой женщины душа повернется иначе — весьма вероятно, что этот хороший мужик обречен на одиночество. В школах, где разум еще не созрел, эта «анизотропия симпатий» проявляется очень наглядно. Всем девочкам в классе нравятся 1-2 мальчика, объективно не самых лучших. Интересы мальчиков распределены по девочкам хотя тоже неравномерно, но все же гораздо ровнее.Для мужчин вышеописанное явление хотя и тоже имеет место, но все же ощутимо менее характерно — их вкусы в отношении женщин гораздо более разнообразны.
  • Не родись красивой, а родись счастливой. Очень верная поговорка, отражающая то обстоятельство, что мужчинам нравятся красивые женщины. Таким образом, за таких красивых возникает острая конкуренция, в которой побеждают высокоранговые самцы. Слово «самец» здесь наиболее уместно, ибо культурный, порядочный мужчина, как правило, имеет невысокий ранг в первобытной иерархии, и первобытные скоты его от вас, красивой, безнадежно оттирают. Кроме того, эта конкуренция за красивых женщин порождает у них (женщин) иллюзорное ощущение бесконечно широкого и неограниченного во времени выбора. Когда эта иллюзия рассеивается, то возникает горькое ощущение бесцельно прожитых лет, и незаслуженная обида на всехмужчин. А между тем, пред вашими взорами мельтешили все одни и те же, в незначительных вариациях. Другого типа мужчины занимались теми, кто поплоше.Так что не зацикливайтесь на своей внешности! Подсознательно оценивая мужчин с первобытных позиций, вы, скорее всего, невольно приписываете мужчинам те же привычки, и стремитесь максимально повысить свою первобытную привлекательность, упуская из виду мужскую рассудочность. Да, есть мужчины, на которых только это и действует, но нужны ли они вам?Доведя свою внешность до абсолюта, вы можете добиться обратного! Выглядя умопомрачительно модно и изыскано, вы у многих мужчин создаете этим ощущение своей недоступности (очень возможно, истинное). А недоступных женщин мужчины, особенно низкоранговые, не предпочитают. Как сказал поэт:

    Так недоступны для мужчин,
    Что вид уж их рождает сплин…

    То есть, чем шикарнее вы выглядите, тем выше около вас концентрация «кобелей». Разумеется, здесь имеется в виду какая-то крайняя степень шика. Я, упаси боже, не агитирую за неряшливость.

  • Мужчины больше руководствуются рассудком, справедливо считая некоторые элементы первобытного брачного ритуала невежливыми, некультурными, бестактными, унизительными, и прочее и прочее. Вы часто ожидаете, что мужчина будет до потери памяти штурмовать воздвигнутые вами неприступные барьеры (а высота их тем выше, чем ниже его ранг), а он сочтет невежливым и унизительным надоедать вам. Увидев вашу оборонительную реакцию, мужчина решает, что он вам неприятен, и уйдет, чтобы не доставлять вам своим присутствием неприятных ощущений. И с рассудочных позиций он вполне прав! Высокопримативный и высокоранговый мужчина просто не обращает внимание на то, что он неприятен, и своими назойливыми приставаниями блокирует доводы вашего рассудка, добиваясь-таки своего. Ведь эти назойливые приставания — древнейший ритуал!Низкопримативный мужчина эти невежливые ритуалы отбрасывает, и полагает, что взаимное сближение разумных людей должно быть обоюдным, раз уж оно нужно обоим.К примеру, в соответствии с инстинктивным ритуалом, вы переключились с теплых (для приманки) отношений первой встречи на холодные, и недоумеваете, что же это он за вас не борется? А низкопримативный мужчина, недоумевает, что же это вы ни с того ни с сего охладели? Он и не подозревает, что вам так положено по ритуалу. А ему, в соответствии с тем же ритуалом, пора начать штурм, невзирая на его возможную унизительность и невежливость.

    Это вовсе не значит, что вы должны быть легкодоступны сексуально! Речь здесь идет о барьерах на пути к сближению душ, а не тел.

  • О мужской неверности. Выше уже было сказано, что у мужчин отсутствуют инстинктивные ограничители сексуальной экспансии, однако имеются два больших «но». Первое — реализовать эту экспансию может только мужчина с высоким рангом. Низкоранговый может и хотел бы, да… Женщины, чьи мужья вдруг разбогатели, отмечают, что он стал изменять, или вообще ушел. Мужчина этот не изменился. Все просто — его ранг повысился, и женщины стали его любить. Любить, а не только продаваться. Второе «но» — отсутствие инстинктивных ограничителей не означает отсутствие рассудочных. А рассудком мужчины руководствуются больше женщин. Вы будете смеяться, но мужчины бывает, сознательно не пускают себя к другим женщинам, исходя из морально-этических соображений! Ну, если конечно, вы его всесторонне устраиваете.
  • О брачных объявлениях. Мужчины прибегают к ним, если либо их ранг низок, либо у них какие-то анкетные проблемы (судимость, к примеру). Если вы пишете в объявлении что хотите «доброго, порядочного и так далее», то встретив именно такого, наверняка обнаружите, что к нему не лежит душа. А что касается судимых, то знайте, антиобщественное поведение часто сопутствует высокому рангу. Будьте внимательны! Далее, вы желаете мужчину обеспеченного. Желание понятное, но мужчины такое условие воспринимают с омерзением, справедливо полагая, что любовь за деньги — проституция (хотя вы, возможно, имели в виду лишь его высокий ранг, то есть способность «брать от жизни»).
  • Уж сорок близится, а мужичка все нет. Вы уже согласны на какого-нибудь завалящего? А в каком смысле? Практически, снижая требования к желаемому мужу, женщина чаще всего снижает требования к цивилизованному компоненту его облика, а не к первобытному, ибо сложно сознательно снизить требования к тому, что не осознаешь рассудком.
  • Если вы действительно хотите замуж, а не только говорите об этом, вы должны взять инициативу в свои руки. Кому это больше нужно, тот и звонит. Только не пытайтесь штурмовать поручиков — это бесперспективно и неоригинально. Если вы очень хотите замуж, но очень не хотите действовать, то это, извините, маниловщина. Бывает иногда вполне достаточным просто снизить «скорость убегания», но еще раз предупреждаю о недопустимости преждевременного интимного контакта — на это мужчина согласен всегда, почти любой и почти с кем угодно. Его согласие на это никак не влияет на перспективы длительных отношений. Здесь можно провести аналогию с вашей реакцией на его знаки внимания — принять приму, но это ничего не значит.Вы находите это унизительным, и не можете «переступить через себя»? Тогда остается только вам посочувствовать — порядочные мужчины тоже не хотят унижаться, не говоря уж о том, что мужчина менее заинтересован в постоянных отношениях. Доверяясь женской «природе», то есть инстинктивной поведенческой программе, предполагающей оборонительно-выжидательную роль женщины в отношениях с мужчинами, вы будете снова и снова воспроизводить около себя обстановку первобытного стада, где моногамного брака не было, а самку имел самый наглый самец, ждать от которого порядочности — по меньшей мере наивно. Проще говоря, если будете сидеть и ждать, когда вас кто-то найдет, то вас, скорее всего, найдет какой-нибудь «кобель».
  • Доверять зову сердца есть смысл, но только если ваша цель — максимум сиюминутных (особенно сексуальных) ощущений. Даже в этом случае, если вам не хочется воспитывать трудного ребенка, а тем более, если беспокоит рост агрессивности человечества, от беременности лучше предохраниться. Для создания устойчивой семьи доверять сердцу ни в коем случае нельзя. А так как включенный инстинкт блокирует работу рассудка, старайтесь прибегать к помощи других людей, способных рассуждать здраво.Если, обдумывая перспективы замужества, вы ставите цель любой ценой стать Гранд-Дамой, то вам, разумеется, нужен доминант, при всех исходящих от него опасностях. Но и в этом случае сердцу лучше не доверять — оно вполне может вас позвать к самовлюбленному нытику, поведение которого немного похоже на поведение истинного доминанта. Между тем, основная ценность высокоранговой особи (способность устраиваться в жизни) может при этом и отсутствовать. Может статься, ваш избранник не будет обладать ни низкоранговыми достоинствами верного семьянина, ни высокоранговой способностью брать от жизни, а только высокоранговой спесью и больше ничем.
  • Женщины, попавшиеся на удочку к непорядочному ловеласу, часто рассказывают примерно следующее: «Да я понимаю, что он врет, что все его красивые и нежные слова — ложь, но ничего с собой поделать не могу!» Это — образец высокопримативного поведения. Подсознание, реализуя инстинктивный брачный ритуал, не рассуждает само, и не интересуется мнением рассудка на этот счет. Для него главное — чтобы с шаблоном совпало. А раз совпадает великолепно, то и чувство включается на всю катушку! Низкопримативная женщина, доверяя своему рассудку, на эту удочку не попадется — первобытные чары на такую могут и не подействовать.
  • Что чаще обманывает — сердце или разум? Обман обману рознь. Рассудок базируется на знаниях, полученных в ходе образования и воспитания, а также на жизненном опыте себя и других. Если рассудок по каким-то причинам слаб, то он может обмануть (точнее, ошибиться) просто из-за своей слабости — не смог правильно «вычислить» всех последствий ситуации. Поэтому с возрастом, по мере накопления жизненного опыта, ошибок становится меньше. На инстинктивные же программы жизненный опыт не действует. Причем, сердце не обманывает, в том смысле, что… ничего не обещает! А если что и обещает, то только миг блаженства. Поскольку в инстинктивных программах моногамный брак не предусмотрен, а участие высокоранговых самцов в воспитании маленьких детенышей также не предусматривалось, то… последующее развитие событий легко себе представить.
  • Из всего вышеизложенного вовсе не следует, что я призываю вас отвергать высокоранговых и предпочитать низкоранговых. Низкоранговый — не обязательно культурный и порядочный — среди них попадаются и весьма мерзкие типы, особенно на самом дне иерархической пирамиды. И наоборот, не всякий доминант — хам. Напротив, я призываю вас не обращать внимания на ранг! В том смысле, чтобы не поддаваться гипнозу высокого ранга, блокирующего восприятие объективных достоинств и недостатков. А присутствующий в изложении некоторый перекос во славу низкоранговых призван просто компенсировать доминирующий повсюду сильный крен в сторону высокоранговых. А если кого и хотелось бы порекомендовать, так это низкопримативных, независимо от их ранга. Другое дело, что сердце таких не понимает, но торжество разума возможно только на соответствующей генетической базе…Конечно, у высокоранговых не сплошь одни недостатки. Среди них довольно много хороших добытчиков, и если вам повезет, и его ранг будет истинный, то вы при нем будете неплохо обеспечены материально. Однако высокоранговый — почти всегда эгоист, и те материальные блага, которые он добывает, могут доставаться не вам, или не только вам. Да и его самого придется делить с кем-то. И даже более того, это его умение устраиваться в жизни может сыграть с вами злую шутку — он хорошо устроится в жизни именно за ваш счет…

О доблести и унижении

Как уже было сказано, количество спариваний является наиболее четким количественным показателем ранга. Причем самка обычно подпускает высокорангового самца, признавая тем самым свой более низкий ранг. Таким образом, согласие на спаривание является одним из наиболее ярких знаков признания своей подчиненности. Потому-то разговоры на темы секса среди мужчин часто носят характер бахвальства и презрения к женщинам, а среди поручиков — и не только разговоры. Обычнейший компонент ругани — фраза типа: «Я тебя …у», имеющая однозначную цель — унизить собеседника. Хотя, казалось бы, что может быть унизительного в естественном физиологическом акте? Своего рода доблестью считается стремление их еще больше унизить — ведь как это ни печально, унижение окружающих — один из самых распространенных способов поднять собственный ранг. Особенно, если дело касается полового партнера. Женщины, конечно, обижаются, когда их унижают, но попробуйте отнять у высокопримативной женщины такого, унижающего ее мужчину! Костьми ляжет — не отдаст.

По той же причине презираются мужчины, практикующие онанизм. Женский онанизм, будучи лишь ненамного менее распространен, чем мужской, такого презрения не вызывает. Логика та же: если мастyрбируешь, значит нет женщины, а женщины нет у низкорангового…

Короче говоря:

  • Ореол постыдности, унизительности и скрытности, окружающий сексуальные отношения у людей, проистекает из теснейшей связи этих отношений с иерархическими. Причем наиболее скрываемыми мужчинами являются сексуальные неудачи, как признак низкого ранга в иерархии.
  • Скрытность же женщин восходит к временам стадного промискуитета, когда один кормилец не должен был знать, сколько их еще.

[Неудачи на личном фронте часто являются причиной неудач в профессиональной деятельности мужчины, в его здоровье. Причем чем больше мужчина скрывает это, тем более незавидным оказывается его положение. После прохождения пикап тренингов в Академии Знакомств успех в личной жизни для вас станет привычным. И последует успех в остальных областях.]

Об оптических обманах и наблюдательной селекции

— Ты что ищешь?
— Ключи потерял.
— А где потерял?
— Вон там.
— А почему ищешь здесь?
— Здесь светлее!
/анекдот/

Общественное сознание преисполнено предрассудков, а в этой области — особенно. Например, женщины уверены, что мужчине гораздо легче найти себе женщину, чем женщине мужчину, хотя исследования социологов доказывают обратное. Большинство женщин убеждены, что мужчина выбирает женщину, хотя на практике всегда наоборот. Чтобы уяснить механизм возникновения таких иллюзий, представим себе такую, утрированную для наглядности картину:

В некоем поселке имеются сто мужчин и столько же женщин. Из этой сотни мужчин пять — прожженные ловеласы, меняющие женщин в среднем ежемесячно, остальные сидят себе по домам и почти не высовываются. Спустя не слишком продолжительное время все ловеласы отметятся у всех женщин поселка, а остальные — не более, чем у одной. В результате, женщины при встречах будут рассказывать друг другу примерно следующее: у меня было шесть мужиков, из них пять — ну такие… Естественно, они сделают ошибочный вывод от том, что 5/6 всех мужчин — гады, обманщики, пройдохи и прочее и прочее.

Вышеописанная наблюдательная селекция является объективной, то есть на нее попался бы и беспристрастный робот. Кроме такой, существует еще субъективная, являющаяся следствием особенностей человеческой памяти — лучше всего запоминаются эмоционально значимые события. Те пять ловеласов, скорее всего, хорошо запомнятся всем женщинам, так как вызывали у них яркие эмоции. В результате, единственный более-менее порядочный мужчина из этих шести может даже и не вспомниться.

Неподготовленному человеку очень сложно не попасть под влияние этих своего рода оптических обманов. Очень также способствуют искажению статистической картины и средства массовой информации, предпочитающие писать о редких, необычных, нетипичных явлениях, создавая иллюзию их массовости и типичности.

Об особенностях поведения

Я женщина слабая, беззащитная, я не позволю!
Троих жильцов засудила,
а за такие слова ты у меня в ногах наваляешься!
/А.П.Чехов «Беззащитное существо»/

Итак, биологические роли самцов и самок существенно различны. Выше уже отмечалась меньшая жизнеспособность самцов в силу (в том числе) более рискованного поведения. Очевидно, различия в поведении этим не исчерпываются, и определенно должны соответствовать биологическим ролям. Персональная ценность каждой самки гораздо выше чем самца (ибо самцов рождается гораздо больше, чем нужно для оплодотворения всех самок). Поэтому в поведении самок должна доминировать забота о себе (и требование заботы о своей персоне к окружающим), осторожность, избегание риска, а если и самопожертвование, то только в пользу своих детей, так как это собственно, конечная цель заботы о себе. Традиции общества солидарны с приматом женщин, ибо естественно восходят к инстинктивным поведенческим программам. С тонущего корабля спасают, прежде всего, женщин и детей, а наряду с сонмом законов и постановлений, так или иначе проявляющих заботу о женщине, нет ни одного аналогичного для мужчин. Закон заботится либо о человеке (любом), либо о женщине.

К примеру, брачное законодательство России, а особенно законодательная практика в этой области, откровенно дискриминационны в отношении мужчин, но мало кто обращает на это внимание — за миллионы лет успели привыкнуть. Если мужчина, в рамках необходимой обороны, убивает человека (пусть тоже мужчину), то в России его ждут долгие и не обязательно успешные судебные мытарства. Женщину при точно тех же обстоятельствах оправдают, скорее всего не доводя до суда. Да еще и похвалят. Существует масса обществ и движений, борющихся за права женщин, но про аналогичные мужские что-то не слышно. В прессе и других средствах массовой информации женские проблемы обсуждаются гораздо полнее и внимательнее, чем мужские. И это при том, что женщин и без этого идеализируют все — и мужчины, и сами женщины, что также восходит к принципу незаменимости самки.

Можно даже говорить о своеобразной «презумпции виновности мужчин»: муж бьет жену — виноват муж, жена бьет мужа — виноват опять муж, изнасилование — виноват мужчина, развод — тоже, женщина не может выйти замуж — опять виноваты мужчины. В женской безработице тоже, конечно же, виноваты они, злодеи. Примеры можно продолжать. Невиновность мужчины в таких случаях надо каждый раз доказывать. Не доказал — значит виноват! Плодороднейшая почва для злоупотреблений. Да что мужиков беречь, если сама природа их не жалеет!

[По причине «презумпции виновности мужчин» в современном обществе мужчины чувствуют себя виноватыми везде, где это только возможно. Чувствуют, что у них нет прав проявлять свои природные желания, что показать женщине свою заинтересованность — почти преступление. На пикап тренингах Академии Знакомств вы быстро расстанетесь с подобными установками, которые портят вашу жизнь. И будете всегда легко делать что хотите — например, профессионально, быстро соблазнить вон ту зеленоглазую высокую красотку.]

Думаю, все согласятся с нижеследующим:

  • У женщин гипертрофированна забота о своем здоровье, а мужчины, бывает, как будто задались целью сократить свои дни. Известно, что мужчины в три-пять раз чаще чем женщины прибегают к самоубийству.
  • У мужчин сильно развит исследовательский инстинкт а у женщин — склонность к известным, опробованным действиям (пусть будет хуже, но по-старому). Для женщин характерен примат тактики над стратегией — это минимизирует проигрыш при ошибке, хотя и не позволяет при успехе победить крупно. Синица в руках лучше журавля в небе…
  • У женщин отчетливо стремление «не высовываться», удовлетворяясь достаточно серым образом жизни. Этим объясняется, например, более низкая политическая и деловая активность женщин, а забитость бытом вторична (поведение несемейных женщин мало отличается в этом смысле от семейных). Наиболее же выдающиеся люди, то есть наиболее «высунувшиеся», (как гении, так и негодяи) — мужчины. Кто высовывается, тот рискует.
  • Женщины больше доверяют интуиции и чувствам, чем логическим умозаключениям. Интуиция основана на прошлом опыте, а чувства, как голос инстинктов, основаны на прошлом опыте всего вида, а потому в среднем это надежнее, так как проверено практикой. По той же причине женщины лучше мужчин понимают и больше доверяют языку жестов и мимики, как древнейшему средству общения.
  • Женщины больше подвержены стадности и влиянию авторитетов, ибо большинство в среднем чаще право, чем меньшинство, а авторитет — это тот, кого поддерживает большинство. Можно также отметить большую, чем у мужчин, половую (женскую) корпоративную солидарность, пока она не противоречит персональным интересам.
  • Средний мужчина ленивее средней женщины. Это опять-таки не означает, что среди женщин отсутствуют лентяйки, но в среднем это так. Женская анти-лень является одним из проявлений заботы о себе и своих детях. Мужчине о себе заботиться не так важно. Впрочем, лень — двигатель прогресса.
  • Рискуя навлечь страшные кары на свою голову, отмечу, что тяжесть пресловутой «женской доли» очень часто преувеличивается — чтоб больше жалели. Это преувеличение восходит в конечном итоге, к принципу незаменимости самки, и тесно связано с эгоцентризмом, о чем речь далее.
  • Женщины не добрее мужчин! Иллюзию женской доброты создает материнский инстинкт, но он доброте отнюдь не тождественен, да и действует только в пользу своих детей.

Виктор Дольник полагает, что у приматов иерархию образуют только самцы. В отношении макак это может быть и верно, но у людей — явно нет. Различия в уровне конфликтности у женщин не нуждаются в доказательствах, и различия в «крепости локтей» тоже. Другое дело, что женская иерархическая борьба не носит характера открытых столкновений, и вообще говоря, менее опасна для жизни, ибо каждая самка незаменима. Можно также согласиться с тем, что женская иерархия строится как бы независимо от мужской, но, тем не менее, они тесно взаимосвязаны. Во всяком случае, сравнение женского и мужского ранга вполне корректно — ранговый потенциал некоторых дам просто зашкаливает, и играючи перебивает средне-мужской. Вспомним незабвенную «Сказку о рыбаке и рыбке» А.С. Пушкина. Ранговый потенциал старухи там был гораздо выше, чем у старика, что в сочетании с эгоцентризмом привело к тому, к чему привело. А ведь если отбросить сказочный антураж, то описана совершенно реальная и нередкая жизненная ситуация! Детская и подростковая иерархия тоже существует в общем и целом независимо от взрослой, но тем не менее высокорангового, трудного подростка далеко не всякий взрослый может обуздать. Да что там подростки! Высокоранговый, наглый кот способен вить веревки из своей хозяйки…

Про эгоцентризм

Любовь к самому себе — единственный роман, длящийся пожизненно.
/Оскар Уайльд/

Эгоцентризм — неспособность хотеть поставить себя на место другого, «влезть в его шкуру». Эгоизм — нежелание поступиться своими интересами. В психологии существуют понятия «рефлексия» и «эмпатия». Первое означает способность адекватно оценивать себя глазами других, второе — способность к восприятию чужих эмоций. Так вот, у эгоцентрика снижена способность и к тому, и к другому. Неэгоцентричного человека часто называют рефлексивным, но это не вполне корректно.

Я отнюдь не утверждаю, что среди мужчин отсутствуют эгоцентрики (более того, рекордсменов эгоцентризма нужно искать именно среди мужчин), но для женщин он гораздо более характерен. Что бы там ни говорилось про женскую эмоциональность, эмпатия — способность правильно оценивать эмоции другого, но не несдержанность собственных реакций на окружающее. Умение читать мимику и жесты, конечно, помогает прочесть эмоции другого, но ведь для того, чтобы прочесть мимику, нужно хотеть этого! Между тем, окружающий мир, и в первую очередь, внутренний мир других людей, эгоцентрику неинтересен. Ему интересен, вплоть до самовлюбленности, лишь мир самого себя. Косвенно это подтверждает любовь женщин к зеркалам.

Для иллюстрации, вот такая анекдотическая сценка:

— Дорогая! В такую погоду хозяин собаки из дома не выгонит!

Эгоцентрик может ответить: «Ну иди без собаки…»

Эгоист(ка): «Не сахарный!»

Другая сцена — автобус резко затормозил. Женщины-эгоцентрики зашумели: «Водитель! Не дрова везешь!». Мужчины: «Что там за псих дорогу перебегает?»

Эгоцентрик даже не попытался поставить себя на место другого человека, не потрудился понять, в чем состоит его проблема. Дело не только и не столько в том, что он не способен на это! Но ему просто не пришло в голову этим заниматься. Эгоист же, напротив, все прекрасно представил и понял, но сознательно трудностями другого пренебрег. Эгоизм — одно из важных проявлений высокого ранга.

Эгоцентрик — вовсе не обязательно злой человек! Он, скажем так, нечуток. К примеру, он может изливать реки доброты на человека, который в этом не очень нуждается, и не чувствовать этой ненужности. Точно так же, притесняя кого-либо, он вполне искренне не замечает тех неудобств, которые он причиняет. Как разновидность этого свойства можно отметить крайнюю сдержанность эгоцентриков в выражении благодарностей другим людям, похвалы их. Закономерно, что эгоцентриков чаще обкрадывают в толчее (транспорте, магазинах), причем в момент кражи они обычно ничего не замечают и не чувствуют. Причем, ничто не мешает эгоцентрику быть одновременно и эгоистом (жуть!).

Доказано, что расположенность к эгоцентризму передается по наследству даже у мужчин, а значит, за него ответственны достаточно глубокие и древние структуры мозга. В известном возрасте (обычно от 3 до 5 лет) эгоцентричные дети, как правило, не почемукают, либо это выражено весьма слабо. Хотя по прочим параметрам развития, как минимум, не отстают от остальных — окружающий мир им не так интересен, как мир самого себя.

С биологической точки зрения женский эгоцентризм оправдан, и более того, где-то даже нормален! …раз уж каждая самка объективно незаменима. Природа запрещает женщинам забивать голову чем-либо, кроме своих интересов, и интересов своих детей, а также замалчивать свои проблемы — для этого специально созданы самцы.

[Привыкли, что женщины плюют на вас «с высокой колокольни» несмотря на все ваши старания? Их не интересуют ваши увлечения, цели, ценности, интересы? Ждете на морозе полчаса, когда она опаздывает на свидание, она приходит как ни в чем не бывало, даже не извинившись? Хотите перевернуть все с ног на голову? Приходите на практические пикап тренинги Академии Знакомств.]

Попробуйте мысленно поменять местами роли старика и старухи в уже упомянутой «Сказке о рыбаке и рыбке» А.С. Пушкина. Что, не получается? Ах, вы говорите, что так не бывает? Верно, это было бы слишком неправда, даже для сказки. Раз уж затронут фольклор, то стоит обратить внимание на то, что если в сказке упоминается мачеха, то она обязательно злая. Злой отчим — персонаж для фольклора совершенно нехарактерный. Дело тут не в злобе как таковой — дело в отсутствии интереса к заботам других людей и чужих детей. То, что в прессе преобладают материалы о зверствах отчимов, а не мачех — следствие вышеупомянутой презумпции виновности мужчин. Фольклор статистически более достоверен. Если сказка не будет адекватно моделировать взаимоотношения людей, то это будет не сказка, способная учить детей жизни, а досужий фантастический бред. Тезис о статистической достоверности фольклора справедлив, пусть в разной степени, для всех разновидностей фольклора — анекдотов, частуше, …

А почему в чисто женских трудовых коллективах нередок невыносимый моральный климат? Потому, что никто не хочет идти на жертвы на благо других. Пониженный эгоцентризм наблюдается у женщин, водящих автомобиль. Вождение автомобиля в транспортном потоке немыслимо без постоянного прогнозирования поведения других участников движения, и заботы о прогнозируемости своих действий другими, что с эгоцентризмом несовместимо. Притчей во языцех стало нежелание женщин-водителей пользоваться зеркалами заднего вида. Поэтому средне-эгоцентричная женщина за рулем чувствует себя крайне неуютно, списывая это на хамство водителей — мужчин (и здесь презумпция мужской вины), и поэтому добровольно отказывается от вождения. Но раз уж она автомобиль водит (стоит еще, конечно, приглядеться как), то значит степень ее эгоцентризма ниже средней. Сие, однако, не гарантирует отсутствие других недостатков. Впрочем, этот эгоцентризм, в разумных дозах, входит непременной пикантной горчинкой в понятие женственности.

Этологические этюды

Все люди равны, но некоторые равнее.
/навеяно Д. Оруэллом/

Тема первобытной иерархии в нашем обществе исключительно интересна сама по себе, и, пожалуй, заслуживает отдельного трактата. Поэтому предлагаю напоследок отвлечься от взаимоотношения полов и рассмотреть взаимоотношения просто людей. Тем более, что это позволит лучше понять и взаимоотношения полов.

Первобытная иерархия явно или неявно пронизывает все наше общество. В относительно чистом виде ее мы можем наблюдать во многих детских коллективах, когда разум еще просто не созрел, особенно в детских домах. Стадность, некритичная подверженность влиянию своих авторитетов — вот несдержанные рассудком инстинктивные программы поведения. К слову, в детские дома редко попадают дети порядочных родителей, так что специфическое детдомовское поведение в существенной степени предопределено генетически. Вызывающее антиобщественное поведение подростков (и не только их), немотивированная жестокость, травля «омег» (объективно — не самых плохих детей), являются проявлением их иерархической борьбы. Низкоранговый ребенок занимает в уличной иерархии отнюдь не лучшее место, а стало быть, никакого рационального смысла участвовать в ней для него нет. Низкопримативный ребенок так и сделает — он будет от этой иерархии дистанцироваться. Высокопримативный так сделать не может — инстинкт властно требует соучастия в этой иерархии, как бы плохо ему в ней не было. Был великолепный фильм Р. Быкова — «Чучело», где первобытные отношения показаны чуть ли не с научной точностью. Жаль, концовка фильма неправдоподобна — на практике такого раскаяния иерархической верхушки не могло быть.

У взрослых иерархичность хорошо видна в условиях, когда гражданские права так или иначе ограничены. Это, например, тюрьмы, вооруженные силы с их дедовщиной, компании лиц с низкой культурой (особенно криминальные), прежде всего оценивающие каждого человека с позиций его ранга, и крайне нетерпимые даже к намекам на неуважение.

Характерным для высокоранговых (особенно — эгоцентриков) является также неспособность ощутить свою вину. Именно неспособность, и именно ощутить. Образно говоря, в их мозгах нет тех извилин, в которых рождается ощущение своей вины. Под давлением логических доказательств он может на словах согласиться с обвинениями (если не удастся отмолчаться), но ощущения вины он не испытает. Ярким пример — Сталин. Не упуская возможности совершить ошибку, он был искренне убежден, что в ней виноваты «враги», и эта его убежденность гипнотически передавалась почти всей стране.

Часто уважительное к себе отношение человек с высокой примативностью подсознательно воспринимает как признак более низкого ранга, и начинает этим человеком помыкать, переходя к унизительному подчинению при встрече с более высокоранговым. Для таких людей получается, что середины нет — либо я помыкаю, либо мной.

Это та почва, на которой растет неприязнь низкокультурных людей к «интеллигентикам». Демонстрируя своей культурой вроде как невысокий ранг, такой человек не соглашается с предлагаемой ему ролью «омеги»! А это сбивает инстинкты с толку, и вызывает желание поставить «омегу» на место. Однако, не существует однозначной зависимости уровня цивилизованности и культуры от полученного образования и выполняемой работы, только вероятностная корреляция. Человек, вовсе необразованный, может иметь весьма высокую культуру, базирующуюся на низкой примативности. Здесь еще раз уместно повторить, что низкий ранг вовсе не равнозначен высокой культуре — высокая культура воспринимается как низкий ранг, обратное необязательно.

Наверное, каждый из нас хоть однажды наблюдал такую картину: в общественный транспорт входит контролер и пытается проверить билет у безбилетника с более высоким первобытным статусом. И ничего не может с ним поделать, и более того, выглядит просто жалко, несмотря на свое служебное положение. Этот безбилетник излучает настолько глубокую и наглую уверенность в своей победе, что какая-то непонятная и даже мистическая сила заставляет контролера отступить. На рассудочном уровне контролер полагает за лучшее не связываться с таким… Для высокорангового приемлем конфликт такой напряженности, какая у низкорангового вызывает крайний дискомфорт.

Иерархическую борьбу часто путают со стремлением к «собственной значимости». Человек, озабоченный собственной значимостью, не нуждается в унижении других людей. Напротив, возвыситься в иерархии проще всего, унизив окружающих. Думаю, каждый из нас много раз наблюдал, и даже испытывал на себе такое самоцельное стремление одних людей к унижению других.

Сохранять ранг всегда легче, чем повышать, поэтому искусственно созданные иерархии могут до определенной степени подменять естественные, самоорганизующиеся. Эта «определенная степень» определяется исходным ранговым потенциалом возглавляющего группу, и если он недостаточен, то в группе появляется так называемый неформальный лидер, вплоть до разрушения группы.

Общественное положение и первобытный ранг тесно взаимосвязаны, но не определяют друг друга жестко. Лицо, занявшее высокий пост, тем самым повышает свой ранг. С другой стороны, низкий исходный ранговый потенциал практически исключает хорошую карьеру. Если в силу каких-то случайных причин на высокой должности окажется человек с низким ранговым потенциалом, то он там долго не задерживается, или, во всяком случае, не идет выше.

В зависимости от наличия или отсутствия других качеств высокоранговая личность, занимающая высокий пост в обществе может быть либо лидером (называемым также харизматической личностью), либо тираном. Лидер — это, как правило, личность с пониженной примативностью, он не слишком агрессивен с подчиненными и даже способен к некоторой самопожертвенности. Тиран, как правило, труслив (одно из следствий его высокой примативности), но агрессивен. Лидер — это скорее случай человека с повышенным, но не обязательно очень высоким рангом, причем истинным, а не визуальным. И обязательно — с низкой примативностью. Общеизвестно достаточно примеров, когда мужчина, занимающий высокий пост, и пользующийся искренним уважением подчиненных, находится «под каблуком» у жены, чего с тиранами не бывает (точнее, подкаблучность означает, что ранг жены выше ранга мужа при высокой примативности жены). Тиран, как бы возглавляя группу, живет сугубо своими интересами, а в минуту опасности, когда группа ищет у него защиты, может проявить трусость, малодушие, желание спрятаться за спины других (сильный инстинкт самосохранения). Вместе с тем, тираны оказываются на высоких постах не менее, а то и более часто, чем истинные лидеры. В тяжелые времена и проявляются истинные лидеры — тираны выпадают в осадок… Поэтому-то известная шутка М. Жванецкого «Я вами руководил — я отвечу за все!» вызывает смех, ибо типичный руководитель — весьма часто — тиран, и за других страдать не хочет в принципе. Как про такого сказал поэт:

Лучше было б сразу в тыл его —
Только с нами был он смел.
Высшей мерой наградил его,
Трибунал за самострел.

Напомню, что в этой песне Владимира Высоцкого речь шла о начальнике тюрьмы, которого отправили на фронт вместе с заключенными. Он был безусловным доминантом, в силу хотя бы служебного положения. Но вот по другую сторону фронта появляется нечто, чему глубоко плевать на его ранг — и у нашего «героя» срабатывает сильный инстинкт самосохранения…

Вместе с тем, очень низкий ранг руководителю также противопоказан — «короля начинает играть свита», либо контроль над группой полностью утрачивается. Наглядный пример — русский царь Николай II. Ему не помогла даже его несомненно высокая культура. Вот вам один из минусов монархического государства — есть изрядная вероятность, что во главе его окажется личность с недопустимо низким рангом. Последствия этого хорошо известны из истории. В других случаях, за высший пост нужно так или иначе бороться, что уж очень низкоранговых отсеивает. Известная книга Никколо Макиавелли фактически содержит набор рекомендаций (вроде «Государь не должен оправдываться») по поддержанию визуального ранга руководителя на достаточно высоком уровне.

Главное в споре — вовремя перейти на личность… (Михаил Жванецкий). Перейдя на личность, спорящий от предмета спора переходит к выяснению ранговых потенциалов. И если потенциал у оппонента оказывается ниже, то он инстинктивно подчиняется высокоранговому, заодно тем самым как бы признавая поражение в споре. Хотя возможно и был прав по его существу…

Среди сермяжной публики распространено мнение, что жену надо иногда поколачивать. Муж, бьющий жену, демонстрирует тем самым как бы высокий ранг (визуальный, конечно), и это может женщину с низкой культурой, особенно высокопримативную, даже привлекать (мазохизм, возможно, растет на той же почве). Такая женщина бросается своего мужчину защищать, как только первый волос упадет с его головы, хотя только что просила о его наказании. Высококультурные, и особенно низкопримативные женщины, так, конечно, не поступят. Причем фактический ранг, как таковой у этого мужика может быть и низок — его возможно, даже собутыльники не уважают. Но еще, и еще раз уместно напомнить, что инстинкт не умеет ничего анализировать, он механически реагирует на немногие ключевые признаки, в данном случае — на бестрепетное отношение к женщине (бьет — не ценит — значит их у него много — много у «альфы»).

Вот сходная картина: нетрезвый мужчина в общественном транспорте хамит, буянит, грязно ругается при женщинах и детях. Пассажирки, естественно, взывают: «Настоящие мужчины есть? Урезоньте!» Вот находятся пара крепких пареньков или сотрудник милиции (такое бывает), его скручивают, как вдруг те же пассажирки встают на защиту хама! Парадокс? Нет! Антиобщественное поведение — едва ли не самый сильный признак высокого ранга, а физическая сила, которую продемонстрировали настоящие мужчины, победив его, с высоким рангом соотносится постольку-поскольку. Более того, вступившись не за себя, они продемонстрировали некоторую самопожертвенность, а это признак низкого ранга. Вот если бы они сумели пригвоздить его одним взглядом, тогда — другое дело! К слову, увидев такую благодарность, настоящие мужчины в следующий раз ввязываться не будут. Женщинам вдруг становится жаль такого хама. Пока он был опасен, позитивные чувства к высокоранговому перекрывались страхом. Как только опасности не стало, так примативный рассудок сразу занялся подгонкой под ответ (ведь нужно как-то оправдать это позитивное чувство к явно негативной личности), и нашел, что в этой ситуации наилучшим образом подходит слово «жалость». Других людей, которым этот хам угрожал, почему-то не было жалко.

Об агрессивности и криминальности

Никогда не разнимай дерущихся —
Они наверняка единомышленники…
/приписывается древним Шумерам/

В основе многих видов преступлений против личности лежит противоречие между высоким исходным ранговым потенциалом преступника, и невысоким его же фактическим положением в обществе. Такое бывает, если этот человек не обладает никакими другими достоинствами, кроме первобытной наглости, чего современном в обществе, слава богу, маловато для хорошей карьеры. Если такое положение сочетается с высокой примативностью, то такой человек старается реализовать свою потребность в доминировании любыми способами. Но если общественный статус низок, то этих способов немного. Вот так он и приходит к преступлению против других личностей, как к способу реализации ранговых амбиций.

В нашей российской милиции, видимо преобладают высокопримативные доминанты, из-за чего законопослушное население России милицию боится едва ли не так же, как преступников. Для них эта служба — тоже способ реализации ранговых амбиций, и очень плохо, что форма их реализации мало отличается от таковой у преступников…

Высокая агрессивность подростков, и их дерзость со взрослыми объясняются тем, что подростку приходится пробиваться в иерархии снизу вверх, а это очень сложно — занявшие верхние ярусы иерархии взрослые свой ранг стремятся сохранить. Совершая антиобщественный поступок, человек тем самым заявляет окружающим: «Я — альфа, я выше общества, я не намерен вам подчиняться, а вы сами должны подчиняться мне. Или докажите, что ваш ранг выше». То есть, антиобщественное поведение (противопоставление себя окружающим) имеет глубочайшие инстинктивные корни, столь же глубокие, как и стремление к образованию иерархий.

Как распознать ранг собеседника? Чем ближе ваши ранговые потенциалы, тем это сложнее сделать, по крайней мере, сразу. Помимо очевидной уверенности и бесцеремонности, косвенно о высоком потенциале свидетельствует (по крайней мере, у мужчин) привычка не застегивать несколько верхних пуговиц на одежде, или вообще ходить расстегнутым. И наоборот, наглухо застегнутая одежда, тихий голос, а также привычка часто скрещивать руки на груди, говорят о низком потенциале. Причем опасная агрессивность характерна для доминантов с высокой примативностью.

А если при встрече с кем-то ваши глаза, как намагниченные, сами опускаются вниз, то будьте уверены — перед вами «альфа». Причем он-то как раз наоборот, будет очень охотно смотреть всем в глаза, с удовольствием отмечая, что эти глаза опускаются, признавая его превосходство. Для него это очень важно — ведь агрессивный доминант (тиран), по большому счету трус, и властвует он над людьми лишь потому, что те добровольно ему покоряются. В упомянутых уже опытах с петушками, исследователи заклеивали доминантам их высокие гребни, и, несмотря на свои прекрасные бойцовские качества, они оказывались «внизу». А все потому, что им никто не покорялся сам.

А если попробовать и людям не покориться? Если ваш ранг низок, то это крайне рискованно! Нет, унижаться не нужно — нужно избегать таких ситуаций. Ваша взыгравшая гордость может, конечно, выдать один импульс конфликтности, но продолжения конфликта вы очень возможно, не выдержите. Он ваш ранг уже раскусил, и знает, что вы рано или поздно сдадитесь. А конфликт — это его стихия, он ему в кайф… Он сразу откажется от борьбы с чем-то ему явно неподвластным (к примеру, с силами природы), но вы-то в его власти! Обуздывать таких людей, конечно нужно, но не вам этим следует заниматься. Победив вас (а это почти неизбежно), он еще более укрепится в своей агрессивности. Вступать в конфликт с высокоранговыми следует только тогда, когда вы абсолютно уверены в победе.

Что можно посоветовать в этом случае? Общеизвестны советы не показывать своего страха. Это правильно! Боитесь — значит вы признаете ваш более низкий ранг, и вы следовательно — легкая добыча. Но ни в коем случае не пытайтесь без хорошей предварительной тренировки изобразить высокорангового — скорее всего не выйдет, а агрессию спровоцирует — «омега», претендующий на место «альфы», должен быть наказан. Лучше всего не дать ему определить ваш ранг вообще, показать, что вы в иерархические игры не играете. Ну, к примеру, если это возможно, не обращать на него никакого внимания, показать, что он вам безразличен. Не зная вашего ранга, такой может и не решиться на конфликт. Ведь он, напомню, обычно трус — в том смысле, что не ввязывается в борьбу, если не уверен в победе. А такую уверенность он получает, распознав ваш невысокий ранговый потенциал, и тут уже не отступает на полпути.

О религии, искусстве и рекламе

Религия, как система несомненно цивилизованных норм (я имею в виду, конечно, крупные общепризнанные мировые религии), не могла бы выполнять цивилизующие функции, не обладай Бог высшим рангом, высшим положением. Иначе низкокультурное и высокопримативное общество невозможно убедить в том, что причинять зло ближнему своему — нехорошо. Ведь с эгоистично-прагматических позиций это как раз очень хорошо! По крайней мере, в ближайшей перспективе. А то, что в отдаленной перспективе это вредит, и причем как лично ему, так и всему человечеству, так отдельный индивид это просто так понять и принять не мог. На практике «сверх-иерарх» наделялся разнообразными гуманистическими качествами, которые благодаря его высшему иерархическому статусу вполне усваивались паствой в качестве образца для подражания.

Стоит обратить внимание, что практически все религии возникали в низкоранговых слоях общества. Человеку с низким ранговым потенциалом крайне необходим кто-то «свыше»; но при этом хочется, чтобы он был справедлив, добр и милосерден.

Аура уверенности, окружающая многие «святые книги» (к примеру, Веды), при полной непонятности содержания, служит неиссякаемым источником авторитета. Смысл и ценность их содержания для современного человека (не исследователя) полностью утрачены, поэтому их влияние не может быть объяснено ценностью содержащейся в них информации. Напротив, самокритичность и публичные сомнения, присущие истинной науке, сильно портят отношение к ней со стороны ненаучной публики.

[Не верите в себя? Считаете, что вы неудачник, что другим повезло больше? Вечно идете у кого-либо на поводу, прислушиваетесь к советам и мнению окружающих? Ничего толком ни решаете сами? Все за вас в жизни делают родители, знакомые, как и решают как вам жить? Не слишком ли много авторитетов? Почему вы сами себе не авторитет? Обретите уверенность в реальных условиях на практических пикап тренингах Академии Знакомств.]

Талантливое произведение искусства также способно убедить в чем угодно, так как действует напрямую на подсознательно-инстинктивные механизмы мозга. В этом, по очень большому счету и состоит общественное предназначение искусства — убедить в недоказуемом (по разным причинам) логически. Но не всегда это, таким образом доказанное, хорошо.

Современная реклама беззастенчиво и нагло эксплуатирует инстинктивные программы. Инстинкты лишены способности к критическому анализу — подобрав должную «отмычку» (шаблон), можно заставить человека захотеть что угодно. Главное в рекламе — показать уверенность, а доказательства и пространные объяснения излишни. Следует обратить пристальное внимание на то, как построены рекламные сюжеты — как правило, они весьма нелогичны, но очень эмоциональны. Информация подается очень быстро, часто путано, а внимание отвлекается каким-либо мельканием. Часто текст читается с пулеметной скоростью. Все это работает на том факте, что подсознание со своими шаблонами работает гораздо быстрее рассудка, и если не дать рассудку возможности или времени разобраться в ситуации (и, возможно, запротестовать), то можно внушить человеку что угодно. Самый коварный режим восприятия рекламы — «пропускание мимо ушей». На самом деле, пропускание идет мимо контроля рассудка, но в подсознание при этом беспрепятственно закладывается именно то, и именно туда, куда им нужно.

/ Анатолий Протопопов /

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.