Пикап против военкомата

Неожиданно мне понадобилась отсрочка от призыва. Когда до защиты диплома оставалось месяца полтора и непростые пять лет уже уходили в историю, радостное предвкушение близости окончания института было омрачено приглашением посетить военкомат. Эта повестка из почтового ящика резанула как серпом… Мало мне было проблем с деканатом — так ведь на — получай и военкомат в придачу. Эх, невеселы у тебя дела, Леха… что-то надо делать, но что?.. Я не мог найти ответ на свой вопрос, и никто не мог дать мне дельной подсказки. Но вдруг судьба преподнесла мне подарок. Им оказался мой новый родственник дядя Гоша, с которым я познакомился на свадьбе своей сестры.

Этот дядя Гоша из числа родни зятя, был офицером и работал в военкомате. Правда, военкомат был не тот, к которому я приписан, но сейчас изменить место прописки, а вместе с ним и приписки. И после очередного стакана я высказал дяде Гоше свое желание быть приписанным к его военкомату, чтобы он помог мне «откосить». Отсрочка от призыва мне очень нужна сейчас.

— Ты пойми, закосить по нездоровью, не имея серьезных предпосылок практически невозможно — после районной медкомиссии тщательно проверяет областная. — Развеял мои надежды дядя.
— А как же мне быть?

Дядя Гоша хитро улыбался в усы, глядя на мой растерянный вид. А гости пили, пели и плясали. Счастливые люди.

— Жениться тебе, Леша, нужно — неожиданно произнес дядя Гоша.
— Издеваешься что ли? Я тебе про проблемы с военкоматом говорю, а ты мне ни пойми о чем.
— Нет, ты ни понял. Я тебе тоже про военкомат говорю. У нас недавно призывник был, и вот, видит он, что своих детей сделать не успевает, так взял готового, то есть женился на одиночке и усыновил ее ребенка. Взял бы с двумя, тогда бы мы его сразу в запас перевели. И все по закону. А еще один призывник вон до чего додумался: взял и женился на какой-то парализованной старухе. И все, призвать его на службу мы не имеем права — его жена-инвалидка, нуждающаяся в постоянном уходе, хотя, скорее всего он нанял ей няньку. Но по закону ему полагается отсрочка от призыва .

Надо ли говорить о том, что я так был восхищен нестандартным толкованием закона и наметившимися возможными путями решения своих проблем, что в тот вечер совсем забыл о них и отсрочка от призыва не волновала меня тогда. Веселясь с остальными на свадьбе, я весьма конкретно набрался. Когда через пару дней окончательно оклемался, то, приступил к решению проблемы с военкоматом.

Тащить пенсионерку в загс я посчитал стремным. А в том, что почти любая одиночка с маленьким ребенком (другие мне не годились) будет согласна со мной расписаться, я не сомневался. А как же иначе? Ведь ее ребенку обязательно нужно мужское воспитание, да и ей самой очень хочется создать крепкую, дружную семью. А мне за это отсрочка от призыва полагаться будет.

Знакомиться я решил не как все нормальные люди — по объявлению, а в местах скопления женщин с колясками. По моему мнению, одним из таких мест была детская поликлиника. Я купил шоколадку и направился туда… В регистратуре сидела барышня лет двадцати пяти, больше никого не было. Просунув в оконце регистратуры шоколадку, я стал что-то плести про то, что очень люблю маленьких детей, но, проходя службу в ракетных войсках стратегического назначения, облучился и теперь своих детей у меня не будет, а потому я хотел бы познакомиться с матерью-одиночкой, ведь наверняка здесь, в детской поликлинике такие числятся.

— Да, конечно! Я, например. — Барышня из регистратуры как-то особенно заинтересованно уставилась на меня.
— Ой, как здорово. А какого возраста ваш ребенок?
— Ему годик и полтора месяца.

Меня это вполне устраивало. С барышней я договорился встретиться после ее работы чтобы проводить до дома. По дороге выяснилось, что она живет с матерью, теткой и, конечно же, ребенком. Мать ее — очень деловая женщина, тетка сидит с ребенком, а она сама очень мечтает о хорошем муже, таком как я, например. От ее непрерывного жужжания у меня разболелась голова. Мне хотелось выпить пива и покурить, но, по той легенде что я наплел ранее, у меня совершенно не было вредных привычек.

У нее дома мне стало совсем тошно. Меня долбали со всех сторон: орал ребенок, его мать без умолку жужжала, тетка носилась с мокрыми пеленками, что-то, причитая на бегу, а та деловая женщина, которая должна была стать тещей, едва успев познакомиться с моей легендой уже договаривалась по телефону с каким-то известным профессором медицины о том, что он осмотрит ее зятя (меня то есть) и назначит лечение от бесплодия. Нет, отсрочка от призыва все-таки не стоит таких мучений. Мне стало совсем невыносимо, и, плюнув на надраенный до блеска паркет, я выскочил прочь.

Взяв бутылочку пивка, я присел на скамейку в скверике. Живительная влага волшебного пенистого напитка оказала исцеляющее воздействие на нервы, и мир стал ярче, а воздух свежее. Но отсрочка от призыва не давала мне покоя.

Мимо меня медленно прошла молодая женщина с детской коляской. Оценив у женщины отсутствие обручального кольца, я аж привскочил. Дойдя до конца аллеи, женщина развернула коляску и пошла в обратную сторону. Поравнявшись со мной, она стрельнула у меня сигаретку и, присев рядом, закурила. Мы разговорились. Оказалось, что она одна растит ребенка. Я высказал желание помочь ей. Люда была не против и пригласила меня к себе на чашку чая.

Ребенка уложили спать и пошли на кухню. Пока пили чай, выяснилось, что Люда замужем.

— А муж где?
— Сидит.
— А чего не разведешься?
— А я его люблю.

Зачем же тогда она меня к себе домой пригласила, я не понял, но, сделав практические выводы, начал прощаться. Отсрочка от призыва здесь мне не светит. В ответ услышал, что все мужики сволочи и просто пожалеть женщину не могут. Я захлопнул за собой дверь и насвистывая «А нам все равно» сбежал вниз по лестнице… У самого выхода из подъезда дорогу мне преградила парочка гопников. Когда я сделал попытку пройти мимо них, то получил кулаком в поддых. От боли я загнулся, но меня быстро распрямили и припечатали к стенке.

— Тебе, падла, что от Люски надо?
— Я не падла, я хотел на Людмиле жениться.
— Она же замужем.
— Я это узнал минуты три назад.
— А Люську ты давно знаешь?
— С полчаса, не больше.
— Ты что, дурак?

Я разъяснил, что мне нужна отсрочка от призыва. Гопники задумались, после извинились.

— Ты, братан, извиняй, что у нас так вышло. Просто Люська за нашим кентом замужем, и пока он на киче, мы за ней присматриваем. Слушай, братан, а тебе в натуре срочно нужно деваху с ребенком сыскать?

В ответ я утвердительно кивнул.

— Так, братан, у меня ж сеструха с годовалым ребенком вон в том доме живет, а муж от передозировки скурыжился.
— Намек понял. Пойдем.

Мы направились в гости к сестре. Гопник, едва перешагнув порог, сразу же заявил о цели визита.

— Марин, а я тебе мужа привел — выпалил он и в тот же момент получил от Марины кулаком по лицу. Удар был сильный. Братан перелетел через порог и рухнул на пол. Как я понял, познакомиться с Мариной не удастся. Ну и денек сегодня.

На следующий день я решил искать себе жену среди пенсионерок. А что делать, если отсрочка от призыва мне очень необходима. Нужно было отыскать одинокую и всеми, кроме своих соседей, позабытую. А такую можно было найти на скамейке возле подъезда какого-нибудь непрестижного дома. Время, когда ее можно там встретить легко было определить по телепрограмме — как раз между бесконечными сериалами.

Именно тогда я туда подъехал и подошел к сидевшему на обшарпанной, покосившейся скамейке совету старейшин. Я сказал, что поскольку являюсь тимуровцем и филантропом, готов жениться на одинокой бабушке с целью оказания ей материальной поддержки. Кто-то из слышавших мою пламенную речь, видимо перепутал филантропа с геронтофилом (испытывающим влечение к лицам старческого возраста) и вызвал для меня психбригаду.

Скорая подъехала, когда я в пятый раз объяснял полуглухой старухе, что мне от нее кроме штампа в паспорте ничего не нужно и даже, наоборот, я готов ей ежемесячно выплачивать сумму, равную ее пенсии. Санитары, оценив сложившуюся ситуацию, предложили познакомить меня с бабой Катей. Я согласился, думая, что они серьезно хотят мне помочь. Оказалось, что они просто прикололись. Пациентка шестой палаты баба Катя была более известна в своем кругу как Екатерина Вторая. С ней имели сношения: оба Петра Первых из соседней палаты, несколько черепашек-ниндзя, двадцать шесть Бакинских комиссаров и другие обитатели лечебницы.

Ну ладно, шутники, я тоже прикалываться умею. Вот возьму и поменяю местами вывески «Психбольница» и «Военный комиссариат». Ни за что потом не разберетесь где дурдом, а где военкомат.

А время шло. Дни летели диким темпом. Я ничего не успевал сделать. Вопрос с военкоматом оставался открытым. Отсрочка от призыва не давала мне покоя. А тут еще и в институте возникли неприятности. Руководитель дипломного проектирования был недоволен моей работой и напрягал меня своими амбициями, мол его дипломники должны на защите показать высший класс. И потому я вынужден был тащиться в другой конец города в библиотеку, чтобы из какой-то, имеющейся только там в читальном зале книги выписать пару формул для расчетов. Хотя эти расчеты вполне можно было провести по институтским методикам. Дурдом, кругом дурдом.

Я плюхнулся на сиденье автобуса и как Михайло Ломоносов отправился в неведомую даль. Примерно через час, автобус добрался до городской окраины. Рабочий поселок. Вот завод. А рядом с ним заводская библиотека. Я выписал пропуск и прошел в читальный зал. Девушка, выдававшая книги, как-то очень пристально приглядывалась ко мне. Я назвал нужную мне книгу и протянул пропуск.

— Алексей? — удивленно прочитала она вслух мое имя в пропуске.
— Алексей! — передразнил я ее.
— А меня не узнаешь?

Интересное наблюдение: чем невзрачней баба, тем больше она уверена в том, что парни, когда-то ранее с ней по жизни пересекавшиеся, запомнили ее навсегда.

— Нет, не узнаю. Я сюда за книгой приехал.
— Меня Ольга зовут.
— Мне книга нужна, а не твое имя.
— Ты Машу помнишь?
— Какую еще Машу? Ты что, издеваешься?

Вы с Андреем на турбазе с нами познакомились — не унималась она. Ба, на турбазе-то мы были в августе, а сейчас уж апрель- это ж сколько времени прошло. Тогда, в августе мы с Андрюхой и с Саньком выбрались отдохнуть, водку на свежем воздухе попьянствовать. Иногда мы устраивали перерывы между попойками. Санек брал гитару и, что-то наигрывая, бурчал себе под нос; а мы с Андрюхой на той же турбазе отыскали двух девок, и перерывы проводили с ними. За те недолгие встречи мы успели заметить, что дамы наши какие-то невзрачные и, по предварительному сговору между собой решили при расставании оставить им «левые» номера телефонов. Так и сделали…

— Ты знаешь, Маша сейчас в больнице.
— Не знаю. У меня своих проблем хватает.
— У нее токсикоз. Она беременная.
— Ну и …?
— Она тебе хотела сообщить, а телефончики со своим дружком вы нам неправильные оставили. И она решила растить будущего ребенка одна.
— Одна?! Я ей дам «одна»! Закрывай свою лавочку, и помчались к ней!

[Хотите повторить судьбу главного героя этого рассказа? Нет? Быть неудачником не хочется никому. Если вы хотите уверенно и достойно вести себя не только в вопросах личной жизни, но и вообще всегда и везде, вы можете научиться этому на практических пикап тренингах Академии Знакомств. Под контролем опытных инструкторов вы избавитесь от психологических зажимов и комплексов, которые не дают вам жить полноценной жизнью.]

Кстати, Маша оказалась намного симпатичней, чем мне казалось на турбазе. А в белом свадебном платье с моим наследником в пузе выглядела вообще сногсшибательно. А что до меня, то я готовлюсь вытирать сопли малышу и вместе с ним чихать на военкомат. Вот так неожиданно отсрочка от призыва перестала быть для меня проблемой.

[Автор: Алексей Павлов]

Пикап против военкомата: 4 комментария

  1. Эй, автор а ты что сейчас женат что ли? И как тебе это вообще? Чем ты сейчас занят? Растишь ребёнка?

  2. Офигеть, и че люди детективы читают?! По твоей истории надо кино снимать, либо мультики… 🙂 Жизнь — интересная штука.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.